К основному контенту

Тярлево, Павловск, Санкт-Петербург... Как начиналась лёгкая атлетика в России. 1888 - 1894 (часть I)

25 августа 2018 года в Павловском парке состоялись памятные мероприятия, посвящённые 130-летию рождения лёгкой атлетики в России. В связи с этим юбилейным событием самое время вспомнить, с чего и как всё когда-то начиналось.


[Илл. 1. Говорит и показывает Санкт-Петербург: "В Петербурге отметили 130-летие российской легкой атлетики"]

Действительно, первые соревнования (по бегу) состоялись в поселке Тярлево рядом с Павловском и Царским Селом летом 1888 года. Тогда же участники этих соревнований - молодые люди, проживавшие на дачах в Тярлеве и ближайших окрестностях - организовали кружок любителей бега, который через несколько лет был зарегистрирован в Санкт-Петербурге как Санкт-Петербургский кружок любителей спорта, или просто «Спорт». Однако обстоятельства рождения этого кружка и того, как проходили первые спортивные соревнования, никогда подробно не освещались.

Попробуем хотя бы отчасти заполнить этот пробел по тем материалам, которые нам сегодня известны. К сожалению, их немного и создавались они, как правило, через много лет после событий.

Самое раннее из этих свидетельств (1924 год) принадлежит Георгию Александровичу Дюперрону (1877-1934):


[Илл. 2. Георгий Александрович Дюперрон]

«Легкая атлетика возникла в России, как и повсюду, в виде подражания конским скачкам. Но в 1888 году тярлевские (бл.<из> Петербурга) дачники, которые прежде “играли в скачки”, стали заниматься бегом уже спортивно, основав кружок, который позже стал называться “С.<анкт>-Петербургский Кружок Любителей Спорта”.

Несколько позже этот кружок весною и осенью устраивал состязания в самом Петербурге, на Петровском Острове, привлекая к участию и посторонних кружку юношей.

В 1898 году кружок приобрел первую в России легкоатлетическую площадку и начал интенсивнее проводить этот вид спорта. С целью развития его кружок совершил поездку в Москву, где таким образом народил легкую атлетику, потом связался с рижскими спортсменами и устроил у себя первую встречу с финскими легкоатлетами.

Русские представители не раз выходили победителями в состязаниях с финнами и шведами; на короткие дистанции бега выдающимися силами были Н. Н. Штиглиц, И. И. Рянгин, А. А. Шпигель, Л. И. Решетников, в барьерном беге П. И. Лидваль, в прыжках с шестом А. С. Петровский»
[1].

Отсюда мы узнаём дату и место рождения легкой атлетики в России, которые никем впоследствии не оспаривались, а также то обстоятельство, что эта спортивная дисциплина «как и повсюду» (оставим это утверждение на совести автора) родилась в подражание конским скачкам. Узнаём мы и о Санкт-Петербургском кружке любителей спорта, в деятельности которого принимал участие и автор этой цитаты Г. А. Дюперрон (1877-1934), чья спортивная «карьера» началась в 1891 году в Юсуповском саду, где проходили соревнования конькобежцев.

Через 27 лет, в 1951 году, были изданы воспоминания другого бывшего члена «Санкт-Петербургского кружка любителей спорта» Николая Александровича Панина-Коломенкина (1871-1956) «Страницы из прошлого». В первую очередь автор известен как фигурист и наш первый в истории олимпийский чемпион (по фигурному катанию), однако, как следует из его воспоминаний, не миновало его и увлечение легкой атлетикой. В отличие от Дюперрона рассказ Николая Александровича содержит больше подробностей:


[Илл. 3. Николай Александрович Панин-Коломенкин // Панин-Коломенкин Н. А. Страницы из прошлого. Т. 1. - М.: Физкультура и спорт, 1951. - С. 99]

«Летом 1894 года я узнал от Сережи Палехова о возникновении в Петровском парке “Общества любителей бега”. Он уговорил меня принять участие в занятиях Общества. Несмотря на болезнь сердца, в наличии которой меня убедил один профессор, я согласился сначала пойти посмотреть, а потом и пробежать 100 ярдов - тогда это было обычной короткой дистанцией. К своему удивлению я обогнал всех соперников. <...>

В “Обществе любителей бега” я познакомился с основателем и первым председателем его, банковским служащим Петром Павловичем Москвиным. Это был энергичный, деятельный, подвижный человек, небольшого роста, с густыми черными усами и такими же черными всегда веселыми глазами. Он держался настолько приветливо и дружески, что именно он заслужил его глубочайшую и исключительную симпатию. Эти качества немало способствовали популярности Москвина и успеху его организационных начинаний в спорте.



[Илл. 4. Петр Павлович Москвин // Панин-Коломенкин Н. А. Страницы из прошлого. Т. 1. - М.: Физкультура и спорт, 1951. - С. 20]

В 1888 году семья Москвиных проводила лето на даче в деревне Тярлево, близ Царского Села (ныне г. Пушкин) и Павловска. Петр Павлович, тогда еще подросток, вместе со своими сверстниками любил смотреть скачки на близлежащем царскосельском ипподроме. Ребята начали играть в скачки, изображая собой жокеев. Потом эта игра перешла в состязания в беге. Они обычно устраивались на тярлевской “Березовой аллее”. Петя Москвин был душою этого дела. Постепенно он достиг блестящих по тому времени результатов в беге на короткие дистанции.


[Илл. 5. Петровский парк. 1913. Фото Ателье Буллы]

Осенью занятия продолжались уже в Петербурге на аллеях Петровского острова. Здесь группа Петра Павловича назвалась вышеупомянутым “Петровским обществом любителей бега”. В последующие годы эта организация официально оформилась под названием “Санкт-Петербургский кружок любителей спорта”. В ней Петр Павлович сумел сплотить вокруг себя почти всех любителей легкой атлетики и многих приверженцев спортивных игр в тогдашнем Петербурге и создал первую у нас солидную легкоатлетическую организацию, ставшую в дальнейшем сильнейшей в стране.

П. П. Москвин был основоположником организованных занятий легкой атлетикой в России и пионером некоторых других видов спорта. Так, например, впоследствии он ввел игру в хоккей в спортивную жизнь городов Дальнего Востока. Его имя должно быть названо в ряду тех активнейших поборников развития спорта в России, которым приходилось преодолевать если не совсем враждебное, то, по меньшей мере, подозрительное отношение властей к занятиям спортом.

Москвин быстро вовлек меня в работу кружка, и с тех пор я во все время пребывания в нем, то есть до 1901 года, был бессменным членом гоночной комиссии. Будучи отличным бегуном, Петр Павлович долгое время первенствовал в этом виде легкой атлетики. В 1897 году он должен был уступить первенство в беге В. А. Васильеву - псевдоним “Волин” (в те времена многие начальствующие лица столь неодобрительно относились к занятиям спортом, что их подчиненные вынуждены были скрывать свои спортивные выступления под псевдонимами). <...>

Там же, в “Кружке любителей спорта” я встретился с другим человеком, который сыграл крупную роль в истории русского буржуазного спорта. Это был Георгий Александрович Дюперрон, красивый и остроумный молодой человек, в то время студент-юрист первого курса. Он исполнял обязанности секретаря кружка. Его спортивной специальностью в то время был велосипед; занимался он и легкой атлетикой, а затем стал тяготеть к спортивным играм, главным образом к футболу и хоккею. Несмотря на сильную склонность к спорту, Дюперрон ни в одном его виде никогда не показывал высоких спортивных достижений. Он был ловким дельцом, пропагандистом французских методов физического воспитания...

Г. А. Дюперрон написал и издал немало книг по легкой атлетике, играм, по теории физического воспитания и библиографии спорта. В своих трудах он широко рекламировал французскую специальную литературу, насаждал низкопоклонство перед Западом, высмеивал русских теоретиков и практиков физического воспитания.

В годы возникновения союзов и лиг по футболу, хоккею, легкой атлетике, гребному спорту и прочим видам Дюперрон являлся если не основателем, то наиболее активным организатором большей их части, был секретарем Российского олимпийского комитета...

Когда я вступал в “Кружок любителей спорта”, он еще не имел своей базы. Вскоре нам удалось арендовать на Надеждинской улице Крестовского острова обширный участок, на котором была выровнена площадь под футбольное поле, построен небольшой домик с раздевалкой и душем, тир для стрельбы из малокалиберного оружия, устроены два теннисных корта, беговая дорожка и места для прыжков и метаний. Кружок не мог существовать на доходы от сравнительно небольших членских взносов, но среди его членов было несколько богатых людей, которые влияли на политику кружка и время от времени вносили в его кассу значительные суммы. Главная же масса членов состояла из мелких служащих учреждений и предприятий; преобладала учащаяся молодежь.

Я занимался легкой атлетикой, преимущественно бегом и прыжками с не плохим, но и не очень высоким результатом, который давался мне ценой упорной и систематической работы над собой. Однажды я победил на 0,2 секунды самого Москвина, выступавшего под псевдонимом “Морин”, в беге на 100 метров и в том году получил по очкам за весь сезон по всем видам легкой атлетики третье место. Я остался этим весьма доволен: быть третьим в специальном легкоатлетическом клубе уже неплохо! <...>

После открытия в “Кружке любителей спорта” футбольного поля я одно время очень увлекался футболом. В то время первая команда кружка была самой сильной в Петербурге. Большую роль в ее формировании сыграл П. П. Москвин. Он удачно использовал имевшихся членов кружка, правильно распределив их по игровым функциям в зависимости от физических данных и спортивных способностей. Для лучшего и скорейшего овладения техникой и тактикой игры он не останавливался перед привлечением в кружок нескольких опытных игроков из других клубов <...>

Я играл в футбольной команде левым полузащитником <...>

Вратарем в нашей команде играл артист своего дела - Л. Г. Росс-старший (его младший брат А. Г. Росс выступал в качестве фигуриста)...

Остальные игроки в команде были преимущественно из легкоатлетов, показывавших хорошие результаты в беге на короткие и средние дистанции: В. Васильев, Москвин, Евстафьев, Трифонов, Рябов, позже Дюперрон, Репинский и другие»
[2].

Отметим, что Г. А. Дюперрон появился в кружке не раньше осени 1895 года, когда он стал студентом первого курса университета, а секретарем кружка он стал не раньше 1897 года, уже после его официальной регистрации. Возможно, именно этим объясняется то, что приводимые мемуаристами сведения настолько разнятся в деталях: Н. А. Панин-Коломенкин, вступивший в кружок летом 1894 года, хотя и не был сам свидетелем его «тярлевского» периода, но все-таки успел застать первый «неформальный» состав кружка, в значительной степени сменившийся после официальной регистрации. Однако насчет даты и места рождения русской легкой атлетики никаких разногласий у авторов нет.

При этом у Панина-Коломенкина чувствуется некоторая неприязнь к Дюперрону, все его симпатии (и, видимо, справедливо) отданы П. П. Москвину, о котором Г. А. Дюперрон умолчал вовсе (Дюперрон пришел в кружок в тот момент, когда Москвин уже отходил на второй план и вынужден был уступить руководство А. П. Лебедеву). Не совпадают у авторов и списки спортсменов членов кружка, что также можно объяснить тем, что Дюперрон перечисляет известный ему более поздний состав, тогда как фамилии в списке Панина-Коломенкина, очевидно, относятся к более ранним спортсменам.

В 1968 году к 80-летию лёгкой атлетики в еженедельнике «Неделя» № 17 была опубликована небольшая статья, в которой был дан обзор истории кружка в первые двадцать лет его существования. Приведем её полностью.

«Тярлевский кружок

Официальной датой рождения легкой атлетики в России принято считать 1888 год. В то лето группа молодых людей, отдыхавших на даче в Тярлево под Петербургом, создала “Кружок любителей бега”. Начали с игр в городки, лапту, казаки-разбойники. Кто-то предложил помериться силами в беге. Регулярные пробежки полюбились юношам, и 6 августа они провели первые соревнования в беге на 4 версты. Кружок состоял в основном из разночинной интеллигенции.

Наиболее интересной фигурой среди спортсменов был 17-летний Петр Москвин, отличный организатор, беспредельно преданный спорту.

В 1890 году 27 сентября состоялись первые международные соревнования кружковцев. Их противниками были англичане из гребного клуба “Стрела”. В программу матча на Петровском острове вошел бег на 100 ярдов и на полверсты. От каждой команды стартовало по два человека. Полверсты выиграл англичанин Уилкинс, а спринт - кружковцы П. Москвин и Н. Эрниц с результатом 12,0.

Тярлевские спортсмены, стремясь внести в свои соревнования элементы игры, часто проводили старты с гандикапом, а также так называемые «гиты». В «гитах» на 25 и 50 саженей, на 100 ярдов каждый участник пробегал дистанции в одиночку три или пять раз; победитель определялся по меньшей сумме времени.

Шли годы. Кружок объединял все больше спортсменов. Соревновались в беге, лыжах, коньках, велосипеде, борьбе, шахматах, плавании. Зимой 1893 года на Неве между Николаевским и Дворцовым мостами состоялась первая в нашей стране лыжная гонка. Дистанцию четверть версты выиграл у мужчин П. Москвин с результатом 1 минута 17 секунд, а у женщин Т. Юрьева - 1 минута 57 секунд.

С 1893 года кружок стал называться “Петербургским кружком любителей спорта”. В этот период наиболее успешно выступал В. Васильев, который в мае 1897 года выиграл первый в России кросс.

У спортсменов не было стадиона. В газетах того времени публиковались многочисленные статьи против “спортомании”; считалось, например, неприличным выступать в трусах. Многим спортсменам, чтобы избежать неприятностей на службе, приходилось выступать под псевдонимами. Даже организатор и руководитель кружка П. Москвин выходил на старт под фамилией Морин. Лишь в 1896 году “Тярлевский кружок” получил официальное признание. Да и то членам кружка приходилось делать большие денежные взносы, а также платить по 50 копеек за право выступать на соревнованиях. Я, например, платил членские взносы в размере 15 рублей, а жалованья получал 25 рублей в месяц.

Несмотря на все трудности, кружок стал центром легкой атлетики в России. Им были выработаны правила, которые получили всеобщее признание. По инициативе кружка был создан Всероссийский союз любителей легкой атлетики. В 1908 году кружок построил свою первую в стране гаревую дорожку, на которой состоялся первый легкоатлетический чемпионат России.

Участники кружка много сделали и для организации Всевобуча, физкультурного движения в СССР.

Оскар Бушман,
участник Тярлевского кружка с 1912 года»


Нетрудно увидеть, что сведения, приводимые автором данной заметки, совпадают во многом с воспоминаниями Н. А. Панина-Коломенкина, а в ряде моментов существенно их дополняют: появляются новые фамилии, цифровые сведения. При этом Оскар Бушман отстоит от описываемых событий еще больше, что выясняется из его биографии.

Оскар Юльевич Бушман родился 9 августа 1894 года в Санкт-Петербурге. Окончил Императорское Коммерческое училище. С 1912 года - участник Санкт-Петербургского кружка любителей спорта. В этом же году вступил во вновь учреждённое общество «Санитас», где серьёзно занимались тяжёлой атлетикой. Основатель общества «Санитас» Людвиг Чаплинский три года подряд (1914, 1915, 1916) был чемпионом России по тяжёлой атлетике. Сам Оскар Бушман в 1914 году стал победителем кросса в беге на 8 километров. Далее - Первая мировая и Гражданская, в которых молодой спортсмен просто не мог не принять участия.

В 1924 году, вернувшись к мирной жизни, Бушман становится первым председателем Ленинградского областного совета физкультуры (ЛОСФК). Он был организатором и первым руководителем коллектива физической культуры на заводе Черниговский холодильник (г. Ленинград), преподавал физкультуру в Ленинградском институте инженеров железнодорожного транспорта, состоял в бюро физической культуры профсоюза пищевиков. К 1940 году Бушман - судья всесоюзной категории. Далее - Великая Отечественная война и долгая жизнь, в которой всегда оставалось место главному увлечению - спорту.

В последние годы жизни Оскар Юльевич обратился к истории легкой атлетики, и процитированная выше заметка была в его творческом портфеле не единственной. В личном собрании петербургского историка футбола Ю. П. Лукосяка находится машинописная работа (объемом 55 листов) «История легкой атлетики в Петербурге и Петрограде (Обзор развития легкой атлетики в нашем городе до революции)» [1888-1913], копии первых пяти страниц которой, входящие в параграф «Зарождение и первые шаги (1888-1898 годы) и посвященные истории «Тярлевского кружка» в первые пять лет его существования, имеются в собрании Тярлевского краеведческого музея.

В виду важности этого документа, по-видимому, итогового в разысканиях Бушмана и рассказывающего о первых шагах легкой атлетики наиболее подробно, процитируем известные нам страницы почти целиком:

«Если футбол, велосипед и некоторые другие виды спорта начали свое развитие в нашей стране как завезенные к нам иностранцами, проживавшими тогда в России, то легкая атлетика свои первые шаги сделала у нас совершенно самостоятельно, без всякого влияния из-за рубежа.

Вот как это началось!

Летом 1888 года в дачной местности Тярлево, что находится между Павловском и г. Пушкиным, проживающая там на даче, группа молодежи, возглавляемая 17-летним банковским служащим Петром Павловичем Москвиным (впоследствии заслуженным мастером спорта СССР) занималась различными подвижными русскими играми, как то: казаки-работники, лапта, городки и др., а по соседству с ними в бывшем Царском Селе находился скаковой ипподром, на котором они часто наблюдали со стороны скачки лошадей. Это навело их на мысль самим заниматься бегом. С начала же лета этого года начались у них пробежки (как они называли свои тренировки), причем для этой цели ими была использована находящаяся в Тярлеве аллея, носящая мрачное название “Темная”.



[Илл. 6. Царскосельский ипподром]

В состав этой группы входили в основном служащие. Это были, помимо П. П. Москвина, его брат К. П. Москвин, братья Лесниковы, А. Михайлов, М. Сербилатьев, Н. Эрниц и другие. Забегая вперед, нужно сказать, что из числа этих основоположников (если их так можно назвать) легкой атлетики в нашем городе, единственный только П. П. Москвин остался верен ей, в то время как все остальные, отдав дань своим юношеским увлечениям спорту, отошли впоследствии от спорта вообще.

К концу лета, а именно 6 и 12 августа [3] были проведены и первые соревнования на 3 и 4 версты (около 3 и 4 км). К сожалению, имена победителей и результаты этих первых соревнований не удалось установить. Одновременно эта группа пыталась и организационно оформиться, наименовав себя вначале “Тярлевские спортсмены”, а на следующий год как “Общество любителей бега”. Были также выработаны правила проведения соревнований, во многом скопированные с правил проведения лошадиных скачек, которые они наблюдали на ближнем ипподроме, о чем мной было упомянуто выше. Они же тогда организовали у себя и шахматный клуб.

В следующем (1889) году организаторами этого кружка был выработан устав кружка, утверждение которого последовало только в 1896 году из-за тех рогаток, которые тогда были установлены царским правительством для организации разных общественных организаций, в том числе и спортивных. С этого же года кружок этот начал издавать свой рукописный журнал, посвященный своей спортивной деятельности , под названием “Листок тярлевских спортсменов”.

Кстати, говоря о рукописном журнале, издававшемся этим кружком, хочу привести следующее обстоятельство. При просмотре мной архива Г. А. Дюперрона, находящегося в Ленинградском институте физкультуры им. П. Ф. Лесгафта среди его бумаг был обнаружен такой листок за № 4 от 1911 года, напечатанный на пишущей машинке и на бланке Петербургского кружка любителей спорта. Как известно, этот кружок Тярлевских спортсменов был впоследствии в 1893 году переименован и стал именоваться как “Петербургский кружок любителей спорта”. Следовательно, можно предполагать, что этот журнал выпускался кружком более 20 лет.

Свою спортивную деятельность “Тярлевские спортсмены” открыли ранней весной, устроив несколько соревнований в Петербурге на Петровском острове (здесь ныне расположен стадион им. В. И. Ленина), а затем с наступлением лета она была продолжена в Тярлеве.

Найдя старое место “Темную” аллею для устройства соревнований не особенно благоприятной, они выбрали новое, более удобное. Это была большая, протяжением до 1750 м квадратная аллея, защищенная с обеих сторон от ветра березами и с довольно хорошим для бега грунтом. Она называлась “Березовая”.

А для устройства состязаний с препятствиями (что также было перенято ими со скачек лошадей) было отведено там же, в Тярлеве, место на поле с 4-мя большими валами, спереди и сзади которых находились канавы. К этим препятствиям добавлялись иногда барьеры. Это место имело также форму квадрата протяжением около 200 м.

Кроме того для состязаний с препятствиями имелось еще второе место на другом поле (близ железной дороги), носившее название “у Красного моста”. Здесь препятствиями служили три канавы с водой, шириною от полутора до 4-х метров, причем две из них были прикрыты кустами. Место имело форму круга приблизительно 100 м.

На этих трех местах в Тярлеве кружок в течение лета провел ряд соревнований, одно из которых под названием “Тярлевское дерби” было проведено 27 июня 1889 года, хотя первое соревнование было проведено 7 июня.

“Тярлевское дерби” (как видите опять лошадиное название) стало традиционным соревнованием кружковцев и проводилось на 1/2 версты (500 м) ежегодно, а с переходом в 1900 году на метрическую систему это соревнование проводилось на 400 м. Первоначальное условие бежать отдельно каждому участнику было впоследствии заменено общим стартом, также было заменено потом и право участия в нем только для членов кружка членами и других кружков. Право участия в этом соревновании считалось большой честью для каждого спортсмена и к нему заблаговременно готовились все члены кружка, которые уже тогда были в зависимости от своих возможностей разбиты на 3 класса. Право на первый старт этого бега получили 6 человек. Победил А. Михайлов со временем 1:41,4.

Призы для награждения победителей соревнований приобретались за счет самих кружковцев и за счет отдельных пожертвований, в виде недорогих разных сувениров, замененных потом жетонами.

В третий год своего существования - 1890 - кружок решил разделить свою деятельность на три периода. Весенний и осенний проводить в Петербурге на Петровском острове, а летом в Тярлеве. Это было сделано также и для удобства членов других спортивных организаций, которые пожелали принимать участие в соревнованиях, проводимых кружком. Немаловажную роль имело также желание продлить вообще спортивный сезон. Говоря о других спортивных организациях, нужно подразумевать такие, которые занимались другими видами спорта, так как соревнования по бегу проводило только это “Общество любителей бега”.

Не желая расстаться с лошадиными бегами, кружок ввел в систему своих внутренних соревнований так называемую “гитовую” систему, перенятую им от общества рысистых бегов [4]. Состязания по этой системе устраивались на небольшие дистанции (50, 100 метров и 100 ярдов) при условии бежать с хода, отдельно на время (впоследствии замененным стартом вместе и с приема). Каждый участник в этих состязаниях должен был пробегать дистанцию от 3 до 5 раз, смотря по условиям приза. Затем выбирались лучшие резвости, при условии бежать 3 гита - резвость 2-х гитов, при условии бежать 5 гитов - резвость 3 гитов. Выбранные резвости складывались и получивший меньшее время считался победителем.

Нужно сказать, что “лошадиная” гитовая система продержалась в кружке недолго и скоро отпала совсем, особенно когда кружковцы, помимо бега, стали культивировать и прыжки, и метания.

К этому же году нужно отнести и введение в кружке, особенно при проведении внутренних своих соревнований, гандикапной системы, которая вначале применялась только на беговых дистанциях, в виде форы, в результате которой спортсмен, получающий ее, стартовал на какое-то расстояние меньше, чем тот, который эту фору давал. Этот способ давал возможность уравнять силы бегунов с разными возможностями. Впоследствии гандикапы были перенесены также и на прыжки и метания, причем в этих случаях спортсменам, получающим фору, она давалась в виде определенного количества метров и сантиметров, которые потом приплюсовывались к показанным им результатам.

Эта гандикапная система по примеру тярлевских спортсменов потом широко применялась не только в нашем городе во всех кружках, которые культивировали легкую атлетику, но нашла свое применение также и в других городах нашей страны, в частности в г. Москве. Преимущество этой системы заключалось в том, что, помимо того, что она давала легкоатлетам многоборную подготовку, она вовлекала в занятия легкой атлетикой также представителей других видов спорта в кружке, как например футболистов и других.

Гандикапная система прочно вошла в систему подготовки легкоатлетов в дореволюционное время. Она давала возможность новичкам, после некоторых тренировок попробовать свои силы с более опытными спортсменами, она заинтересовывала молодых к дальнейшим занятиям легкой атлетикой. Надо отметить, что как только кружок в 1900 году заимел свое постоянное спортивное поле на Крестовском острове, он неизменно в первую половину лета проводил раз в две недели (обычно это было по средам) внутренние гандикапированные соревнования, а в конце лета, после 8-10 таких соревнований определял победителей, которыми бывали не только легкоатлеты, но и представители других видов спорта, культивируемых в кружке <...>.

...27 сентября 1890 года состоялась первая “международная” встреча по легкой атлетике между гребцами английского клуба “Стрела” и кружковцами П. Москвиным и Н. Эрниц. Встреча эта произошла на Петровском острове, на одной из его широких аллей с хорошим грунтом. В программе были две дистанции: бег на 100 ярд и на 1/2 версты (500 м). С каждой стороны выступало по 2 человека. В результате эта встреча закончилась вничью. В беге на 100 ярд победил Н. Эрниц со временем 12,0 с. В беге на второй дистанции победителем был англичанин Вилькинс - 1:31,6 с. Вторым англичанином в этой встрече был Пульман. На следующий день состоялась еще одна встреча в беге на 1 1/2 версты (1500 м) со стрельнинскими велосипедистами. Здесь легкую победу одержал прошлогодний победитель “Тярлевского дерби” А. Михайлов. Победителем же соревнования на этот приз в этом году, которое было проведено в Тярлеве, был на этот раз П. Москвин, улучшив время, показанное в прошлом году А. Михайловым, доведя его до 1:34,2.

В 1891 году устав “Общества любителей бега” все еще не утвержденный (как видно из этого, кружок все еще существовал как бы на нелегальном положении) был несколько изменен. Так, например, был введен небольшой членский взнос, а также принято решение, что призы выдавать только жетонами, а не вещами, как это иногда практиковалось до сих пор. Состязания в этом году проходили с большим интересом, особенно осенью с посторонними спортсменами. Так, 6 октября был разыгран только что учрежденный приз “Закрытие” на дистанцию 3 версты (3000 м), который выиграл П. Москвин, показав результат - 12:34,0, причем из 9 человек участников этого состязания трое были членами «Общества любителей бега» и они заняли первые три места. Приз “Открытие” на дистанции 1/2 версты (500 м) выиграл Н. Эрниц - 1:40,4, а приз “Тярлевское дерби” - 6 августа выиграл другой Москвин - К. Москвин, улучшив прошлогоднее время своего брата, показав 1:32,2. В дальнейшем соревнования на этот приз стали проводиться уже в Петербурге.

С 1892 года “Общество любителей бега” начало постепенно включать в программу своих соревнований и другие виды легкой атлетики. Так 18 апреля этого года на Петровском острове было проведено состязание в ходьбе на 10 верст (10 километров), в котором победил А. Докучаев. Его результат 1 ч 14:30. С этого же года в обществе начали культивироваться прыжки в высоту и в длину.

Свой пятилетний юбилей “Общество любителей бега” в 1893 году отметило юбилейными состязаниями на Петровском острове 20 июня. В программе был гандикапированный бег на 100 ярд, в котором победил Н. Кракау. Затем П. Москвин бежал на побитие своего рекорда на дистанцию 3 версты, что ему удалось, показав 11:57. В заключение был разыгран юбилейный приз, который достался А. Сергееву, показанный на дистанцию в 1 версту (1000 м) - 3:56.

В этом же году было решено переименовать “Общество любителей бега” в “Петербургский кружок любителей спорта”, а сокращенно он стал называться “Спорт”. Был утвержден значок кружка. Значительно была расширена программа соревнований. Так было введено ежегодное проведение первенства кружка, вначале только в беге на 4 дистанции: 25 сажен, 107 саж., 1/2 и 1 1/2 версты. Впоследствии первенство кружка стало разыгрываться в десяти (так называемых) классических видах легкой атлетики. Кроме расширения программы по легкой атлетике, кружок принял решение ввести и другие виды спорта, в частности зимой коньки и лыжи, а летом велосипед.

Нужно отметить, что несмотря на то, что впоследствии кружок стал также культивировать футбол, хоккей, теннис и достиг в этих видах больших успехов, все же легкая атлетика до самой Октябрьской революции всегда была доминирующим видом в этом кружке и потом говоря о развитии этого вида не только в нашем городе, но и в нашей стране, прежде всего приходится отмечать результаты этого кружка, которые в течении почти в течение 20 лет были и ведущими и рекордными, как для нашего города, так и для нашей страны».


На этом, увы, обрывается известная нам часть текста. К сожалению, мы можем только предполагать, какими источниками пользовался О. Ю. Бушман при написании данного фрагмента. В тексте он ссылается на работу с архивом Г. А. Дюперрона, местонахождение которого в настоящее время неизвестно, при этом скрупулезность описания говорит о том, что в его руках были не только неизвестные нам сегодня воспоминания членов кружка, но и какие-то документы, из которых заимствованы даты и цифры.

Источник этих документов известен. В 1975 году вышла книга советского бегуна на длинные дистанции олимпийского чемпиона 1960 года Петра Григорьевича Болотникова (1930-2013) «Последний круг», в которой кратко изложена история легкой атлетики в России в первые десятилетия ее существования. Как нетрудно убедиться, она составлена на основе вышеприведенных текстов Н. А. Панина-Коломенкина и О. Ю. Бушмана и имеет из них многочисленные дословные заимствования:

«Официальной датой рождения легкой атлетики в России принято считать 1888 год. В то лето группа молодых людей, отдыхавших на даче в местечке Тярлево под Петербургом, создали кружок любителей бега. Все началась с обычных игр в городки, лапту, казаки-разбойники. Потом кто-то предложил мериться силами в беге. В густом тярлевском парке выбрали широкую и тенистую аллею, носившую название “Темная”. Регулярные пробежки полюбились этим юношам, и 6 августа они провели первые большие соревнования в беге на 4 версты. Поскольку среди участников кружка не было богатеев, он состоял из мелких служащих и разночинной молодежи, деньги на памятные призы собраны по подписке.

Наиболее крупной и интересной фигурой среди участников тярлевского кружка был 17-летний банковский служащий Петр Москвин, человек большого организаторского таланта, беспредельно преданный спорту. Он был инициатором создания кружка и впоследствии также внес чрезвычайно большой вклад в развитие легкой атлетики в нашей стране.

В следующем году кружок принял наименование “Общество любителей бега”. Занятия начались ранней весной в Петербурге на Петровском острове (там, где сейчас находится стадион имени В. И. Ленина), а с наступлением лета были перенесены в Тярлево. Особой популярностью пользовались забеги на полверсты - “Тярлевские дерби”, ставшие впоследствии традиционными в кружке.

В 1890 году состоялись первые международные соревнования кружков. Их противниками были английские спортсмены из гребною клуба “Стрела”.

Тярлевские спортсмены, стремясь внести в свои соревнования элементы игры, придать им наибольшую эмоциональную окраску, очень часто проводили старты с гандикапом, а также так называемые “гиты”. В “гитах” на 25 и 50 саженей, на 100 ярдов каждый участник пробегал дистанцию в одиночку три или пять раз. Худший результат каждого отбрасывался, а победитель поединка определялся по наименьшей сумме времени. К сожалению, сейчас эта форма состязаний спринтеров забыта. А ведь она могла бы и в наше время пользоваться успехом у спортсменов и зрителей.

Шли годы, кружок объединял все большее число спортсменов. Теперь в него входили многие молодые люди, никогда не проживавшие в Тярлеве. Соревнования проводились не только по бегу, но и по другим видам спорта - лыжам, конькам, велосипеду, борьбе, шахматам, плаванию. Интересно, что честь проведения первых соревнований по лыжам в России принадлежит именно этому кружку. Зимой 1893 года на Неве между Николаевским мостом (ныне мост Лейтенанта Шмидта) и Дворцовым состоялась первая в нашей стране лыжная гонка. Дистанцию четверть версты выиграл у мужчин П. Москвин с результатом 1 минута 17 секунд, а у женщин - Т. Юрьева (1 минута 57 секунд).

Отмечая свой пятилетний юбилей, “Общество любителей бега” решило принять новое наименование, более точно определяющее суть этой организации. Общество стало называться “Петербургским кружком любителей спорта”.

В конце 1894 года кружок публикует в журнале “Велосипед” таблицы “Постепенного развития всероссийских любительских рекордов в беге” и “Таблицы постепенного развития рекордов Петербургского кружка любителей спорта на 1 ноября 1894 г. по бегу, ходьбе, прыжкам в длину (без трамплина), велосипеду, плаванию, конькам и лыжам”.

В газетах того времени публиковались многочисленные статьи против “спортомании”, считалось, например, в высшей степени неприличным выступать в трусах. Многим спортсменам, чтобы избежать неприятностей по службе, приходилось стартовать под псевдонимами. Даже организатор и руководитель кружка П. Москвин был известен в спортивных кружках под фамилией Морин. Царское правительство, напуганное растущим революционным движением, очень неохотно давало согласие на создание всевозможных кружков, союзов и т. д. Поэтому первые годы “Тярлевский кружок” существовал фактически нелегально. Лишь в 1896 году он получил официальное признание у властей. Члены кружка платили очень большие членские взносы, а также отдельно выплачивали по 50 копеек за каждое выступление в соревнованиях. Позднее, с приходом к руководству кружком всевозможных спортивных меценатов, четко наметилась классовая раздробленность этой организации. Рабочих и трудовую интеллигенцию не принимали в действительные члены кружка. Их именовали странным словом “посетители” и не допускали к голосованию при выборах.

Несмотря на все трудности, кружок стал центром развития легкоатлетического спорта в России. Здесь были выработаны правила соревнований, которые получили всеобщее признание. По инициативе кружка в 1911 году был создан Всероссийский союз любителей легкой атлетики. Известный спортсмен и первый русский спортивный журналист Г. Дюперрон, побывав на Олимпийских играх в Париже, предложил все соревнования проводить в метрической системе мер. В 1908 году кружок создает первую в стране гаревую дорожку, где в том же году состоялся первый легкоатлетический чемпионат России.

История кружка неразрывно связана с именем Петра Павловича Москвина, страстного энтузиаста спорта, отличного легкоатлета, лыжника, пловца, футболиста, конькобежца, хоккеиста. Впоследствии Москвину пришлось покинуть Петербург. Но куда бы ни забрасывали его судьба, он всюду создавал легкоатлетические кружки. Так было на Дальнем Востоке, в Средней Азии - Ташкенте, Фергане, Андижане, Ашхабаде. В 1945 году П. П. Москвину было присвоено почетное звание “Заслуженный мастер спорта СССР”. Три года спустя он погиб во время ашхабадского землетрясения. Заслуженными мастерами спорта стали и другие члены кружка - первый русский олимпийский чемпион Н. Панин-Коломенкин, знаменитый футболист П. Батырев, В. Дьяков, который еще в прошлом веке выиграл велосипедные гонки в Лондоне.

Подавляющее большинство членов кружка с большой радостью встретило Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Они много сделали для организации всевобуча и самодеятельного физкультурного движения. Кружковцы составили основное ядро организованного в 1923 году Центрального кружка Петроградского района, позднее переименованного в ленинградский центральный кружок “Спартак”».


Самое важное здесь - указание на публиковавшиеся «таблицы постепенного развития рекордов», которые были обнаружены как в указанном журнале «Велосипед», так и в параллельно издававшемся журнале «Самокат» за указанный автором год. Очевидно, что О. Бушман насытил свою «Историю легкой атлетики в Петербурге» данными, взятыми отсюда, и что ссылка на эти источники находилась на неизвестных нам последующих страницах текста, с которыми был знаком Болотников, дающий в процитированных заключительных абзацах краткое резюме неизвестной нам части данной работы.



[Илл. 7-8. Таблица постепенного развития рекордов в состязаниях С.-Петербургского кружка любителей спорта по 1 ноября 1894 г. // Журнал «Велосипед». - 1894. - № 141. - С. 589-590]


[Илл. 9. С.-Петербургский кружок любителей спорта. Лучшие результаты, достигнутые в соревнованиях кружка за время с 18 апреля по 19 октября 1894 года // Журнал «Велосипед». - 1894. - № 141. - С. 588]

В том же 1975 году вышла книга советского спортивного журналиста и историка спорта Юрия Федоровича Коршака (1930-2000) «Старый, старый футбол», где одна из глав посвящена «Санкт-Петербургскому кружку любителей спорта». Есть в ней и строчки, посвященные началу легкой атлетики:

«Чтобы попасть в “Санкт-Петербургский кружок любителей спорта”, на первых порах не требовалось ни белых шаров, ни солидных рекомендаций. Достаточно было подружиться с детьми дачников, отдыхавших в деревеньке Тярлево, что возле Царского Села и Павловска. Неподалеку был и Царскосельский ипподром. Яркие костюмы жокеев, блеск призов, азарт борьбы не могли не покорить воображение подростков.

Однажды после бегов ребята устроили свои “скачки” на аллее парка. С этого все и началось. Потом раздобыли секундомер и стали бегать на время. Вскоре появился и приз, купленный в складчину; он разыгрывался в беге на полверсты - коронной дистанции ипподрома и назывался “Тярлевские дерби”.

Так появился маленький спортивный кружок под названием “Общество любителей бега”. Первую годовщину кружка юные дачники отметили “банкетом”, для которого были куплены два фунта конфет, картуз семечек да по прянику на брата.

Кто мог тогда думать, что юношеская забава положит начало отечественной легкой атлетике и многим другим видам спорта? <...>

При всей своей энергии Петр Москвин никак не мог добиться одного - официального утверждения устава кружка: царские власти подозрительно относились к подобным объединениям. Кружок был не чета, скажем, “Обществу любителей велосипедной езды”. В “КЛС”, конечно, не было рабочих, но в первые годы не было и знатных членов. Кружки составляли мелкие чиновники, студенты. Сам Москвин, например, был банковским служащим.

Из года в год утверждение устава “КЛС” откладывалось. Так продолжалось до тех пор, пока на посту председателя не оказался известный фигурист А. Лебедев. Он был юристом, и это, видимо, помогло ему в долголетней “тяжбе” энтузиастов спорта с царскими чиновниками. В 1896 году, после восьмилетней волокиты, устав был наконец утвержден и “Спорт”, как в обиходе стали именовать кружок, крепче встал на ноги, Заметно пополнились и ряды “КЛС”. Наряду с коллежским советником, доктором медицины, дворянином в кружке можно было встретить и канцелярского служащего, и фармацевта, и сына купца второй гильдии, и санкт-петербургского мещанина. Замелькали и имена иностранцев: финляндский уроженец, голландский подданный...».


В книге Ю. Ф. Коршака также присутствуют некоторые подробности, не отраженные в предыдущих источниках. Можно, конечно, допускать, что некоторые детали придуманы журналистом для восполнения картины, однако нельзя исключать, что они опираются на чьи-то неизвестные нам сегодня воспоминания.

1. Дюперрон Г. А. Краткий курс истории физических упражнений. - Л., 1924. - С. 65-66.
2. Панин-Коломенкин Н. А. Страницы из прошлого. Т. 1. - М.: Физкультура и спорт, 1951. - С. 20-23.
3. Здесь даты приведены по старому стилю, так же как это будет и дальше. - О. Б.
4. Императорское санкт-петербургское общество рысистого бега. - С. В.

Сергей ВЫЖЕВСКИЙ,
сотрудник Музея истории города Павловска

"Тярлево, Павловск, Санкт-Петербург... Как начиналась лёгкая атлетика в России. 1888 - 1894 (часть II)".

Комментарии