К основному контенту

Григорий Исаевич Никифоров

Григорий Исаевич Никифоров родился 25 декабря 1903 г. в Витебске. Переехал в Ленинград в второй половине 1920-х гг. Выступал за ДСО "Искра", сборные Ленинграда, СССР. 3-й призёр Всемирной рабочей спартакиады 1928 г. Выпускник ГИФК им. П. Ф. Лесгафта 1930 г. Блокадник. Тренер в "Динамо", старший тренер сборной СССР по бегу на длинные дистанции, кандидат педагогических наук, доцент. Возглавлял секцию (предшественницу федерации) лёгкой атлетики Ленинграда, судья республиканской категории. Заслуженный мастер спорта СССР и заслуженный тренер СССР, один из лучших тренеров страны XX века. Среди его учеников олимпийские чемпионы Владимир Куц и Пётр Болотников. Награждён правительственными наградами Советского Союза и Албании. Скончался Григорий Исаевич 26 декабря 1969 г. в Ленинграде.

Источник: использованы сведения из "Книги памяти и славы профсоюзного спорта Лениграда", составители А. В. Рогаткин, Л. П. Шиянов. СПб, 2015.

"ВЫСШАЯ ШКОЛА ВЫНОСЛИВОСТИ"


(Г. И. Никифоров с женой Валентиной Ивановной и дочерьми Мариной и Галиной. Фото с сайта s.10.ru)

Братья Григорий и Иван Никифоровы приехали в Ленинград во второй половине 1920-х из Витебска. Старший, Гриша, с 15 лет там занимался волейболом, лыжами, баскетболом. В 1922-1924 годах на матчах Витебск – Минск – Гомель и на I Всебелорусской спартакиаде соревновался в пятиборье и десятиборье, устанавливал республиканские рекорды в беге на средние дистанции. Прыгал в высоту (третий призёр Всемирной рабочей Спартакиады-1928, затем чемпион Ленинграда и ЦС ПСО "Динамо").

В те же годы, что и братья, из Белоруссии в наш город переехал ровесник Григория Пётр Козловский, которого Никифоров считал учителем – и на кафедре, и в спорте. А о тренировке в беге он многое узнал, подружившись с Александром Максуновым – первым ленинградским легкоатлетом, ставшим заслуженным мастером спорта.

Сам же Никифоров такое звание получил в 1948-м не за выдающиеся спортивные достижения, а за плодотворную деятельность по развитию отечественной лёгкой атлетики, в том числе и за успешную тренерскую работу (до 1956 года почётных званий для тренеров не существовало). Тренером стал в молодые годы – в середине 1930-х в ленинградской динамовской секции, окончив в 1921-м курсы Всевобуча и в 1930-м ГИФК им. П. Ф. Лесгафта. Тренировал известных легкоатлетов разных специализаций (некоторых совместно с другими тренерами) – бегунью на средние дистанции Тамару Орлову, прыгуна в высоту Эдмунда Рохлина, барьериста, спринтера и прыгуна в длину Дмитрия Ионова, прыгунью в высоту и барьеристку Галину Ганекер, прыгунью в высоту и метательницу (ядро, диск, копьё) Ольгу Шахову, метателей (молот, копьё, ядро) Александра и Артура Шехтелей. Постепенно углубился в подготовку бегунов в видах выносливости. Это было уже после того, как вступивший в первые дни войны в народное ополчение Никифоров провёл в Ленинграде все 872 блокадных дня, и после того, как команда блокадного города, старшим тренером которой он был, выезжала для участия в чемпионате страны 1943 в г. Горький. Три года подряд (1945-1947) возглавляемая им сборная Ленинграда по марафонскому бегу выигрывала командный кубок, а в 1945-м весь пьедестал почёта всесоюзного чемпионата заняли марафонцы нашего города – В. Панфёров, П. Русаков и В. Гордиенко.

С конца 1940-х в течение двадцати лет Г. И. Никифоров – старший тренер сборной СССР по бегу на длинные дистанции. Параллельно работе в сборной он оставался тренером "Динамо" и преподавателем кафедры лёгкой атлетики ГДОИФКа им. П. Ф. Лесгафта – и там, и там по четыре десятка лет! В качестве тренера сборной побывал на Играх пяти Олимпиад (с 1952 по 1968). Стал первым на кафедре обладателем званий – "Заслуженный мастер спорта" (1948), "Заслуженный тренер СССР" (1956) и учёной степени кандидата педагогических наук (1955).

Стал первым на кафедре тренером, подготовившим олимпийского чемпиона (Владимир Куц). Кандидатскую диссертацию защитил по теме "Методика тренировки в марафонском беге" в 1955 году, получил учёное звание доцента. В городе был старшим тренером сборной Ленинграда, председателем секции (предшественницы федерации) лёгкой атлетики, судьёй республиканской категории. Высшее признание – включение в тройку лучших тренеров страны ХХ века (фактически за всю историю лёгкой атлетики) по опросу специалистов в 1999-м – наряду с В. И. Алексеевым и В. М. Дьячковым. Наградами Григорий Исаевич удостоен и за тренерские победы (орден Трудового Красного Знамени), и за военные испытания (медаль "За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.").

Наследие великого тренера не только в именах прославленных учеников, но и в его публикациях. Никифоров оставил 26 методических пособий, книгу "Марафонский бег" и диссертацию.

Москвич Пётр Болотников – второй после Куца олимпийский чемпион, подготовленный Г. И. Никифоровым (после нескольких лет подготовки у известного московского тренера П. С. Степанова; его привёл в группу ленинградского наставника Владимир Куц) – вспоминал, как бескомпромиссный в вопросах дисциплины, трудолюбия, строгого и полного выполнения тренировочных заданий и режима тренер сборной в годы молодости бегуна отчислил его со сбора из-за опоздания к отбою. Зато вернувшись в сборную и через много лет одержав олимпийскую победу, Пётр на одном из юбилеев "Исаича" преподнёс ему свою первую в жизни золотую медаль.

А Владимир Куц вспоминал, что первый год тренировок у Никифорова был для него безумно трудным, казалось, что нагрузки раздавили новичка в группе, и он будто ненавидел тренера за безжалостность и жестокость. Но когда пришла пора побед, он понял стратегию и дальновидность наставника, сразу угадавшего небывалые возможности нового ученика и начавшего готовить из него бойца, которому не страшны будут никакие трудности, если он выдержит, казалось бы, запредельные напряжения. "Настоящий человек и тренер выдающийся», – десятки учеников единодушны в таких оценках наставника: молчалив, предпочитая словам дело. "Мало говорил, но много делал. Много и хорошо, – так писал Куц, – с виду суров и не выдаёт внешних признаков никаких волнений, эмоций".

Даже на соревнованиях, ведя бегунов по графику ("в 170 м от финиша – львиная седая голова"), он стоит неприступный, и будто бы бесстрастно посматривая на секундомер, вносит цифры в блокнот, и только совсем близко стоящие коллеги могут расслышать хруст невероятным напряжением его воли сдавливаемых пальцев. Строгий и требовательный в работе к себе и ученикам, но добрый и справедливый, был он беспредельно заботлив в быту. Тренер проводил в среде учеников гораздо больше времени, чем дома с семьёй. Но и дома, в квартире на переулке Лабутина, он выращивал цыплят, чтобы рацион бегунов на сборе в Кавголово был правильным, да и продукты отвечали требованиям качества, по утрам до подъёма варил овсяный отвар, строго следил за процедурами восстановления – тогда это были русская парная баня и массаж. Никифоров не был публичным человеком, никогда не давал интервью, отличался внешней скромностью, а по воспоминаниям коллег по кафедре, даже застенчивостью.



(Г. И. Никифоров со своими знаменитыми учениками: на <верхнем> снимке – с Владимиром Куцем, на <нижнем> – с Петром Болотниковым. Фото из буклета-анонса программы соревнований "Приз открытия зимнего сезона" (декабрь 2013 г.) и с сайта russian.rt/com)

По статистике А. И. Иссурина, у него было десять заслуженных мастеров спорта, шесть мастеров спорта международного класса (напомним, это звание введено лишь с 1965 года), 56 мастеров спорта, 61 победа в чемпионатах СССР, 70 всесоюзных и 7 мировых рекордов, 3 золотых и бронзовая олимпийские медали, 9 медалей чемпионатов Европы (из которых 4 золотые). Вершина признания Родины – две высшие государственные награды учеников – ордена Ленина Владимира Куца и Петра Болотникова!

Вклад Никифорова в методику тренировки бегунов велик. Общепризнанным в мире является его приоритет в развитии методов интервального и переменного бега. Если стандартные интервальные тренировки (по "фрайбургскому методу" немецких специалистов) состояли из отрезков по 400 м (реже 200), то бегуны в группах Никифорова ещё в 1950-1960-х годах варьировали ими от 100 до 2000 м в интервально!интенсивных режимах бега. В экстенсивном варианте с большими объёмами для марафонцев его ученики применяли такие тренировки, как 100х400 м через паузы, не превышавшие минуты (помним по рассказам К. Воробьёва, он пробегал 100 отрезков по 75-76 сек. через 10!15 сек. медленного бега). По-другому бегал 400-метровые отрезки ещё один ученик Никифорова – Сергей Попов – чемпион Европы 1958 года с высшим мировым достижением 2:15.17 и обладатель, по данным физиологов, самого большого по размерам сердца (1200 кубических см). Он пробегал круги по стадиону не более 75 раз, но по 70-72 сек., а работу 30х400 м делал по 66-67 сек.

Владимир Куц выполнял работу в таких вариантах: 20 раз 200 м по 26-28 сек. через 100 м тихого бега, 20!25 раз 400 м по 63-67сек. через те же 100 м за 30 сек (такой "отдых" у него неизменен в любых работах) или 15 раз по 56-60 сек.

Первые успехи этого великого бегуна запечатлены на фотографиях, где он финиширует с поднятой рукой в майке с буквой "Л". В Ленинграде он вышел на дорожку и в своём завершающем старте в 1959 году. В наш город приехал он, старшина Балтийского флота, приобщившийся к спорту на военно-морской службе, специально, чтобы тренироваться у Никифорова. Это было в конце 1952-го. Предстояло привыкнуть к настоящим круглогодичным нагрузкам, избавляясь от огрехов в технике бега и лишнего веса.

И потом, сбросив под руководством Никифорова со своих результатов около минуты на "пятёрке", двух с половиной минут на "десятке" и… 11 кг веса, он, признанный два года подряд лучшим спортсменом мира среди всех видов, говорил: "Зачем набегивать тысячи километров в медленном темпе, если на соревнованиях первое же ускорение соперника застанет вас врасплох? Соревнуются ведь не в том, кто пробежит больше, а кто быстрее – так и тренироваться надо в беге на соответствующих соревнованию и выше скоростях». Как же актуален этот завет! Преемник Куца на золотой ступени олимпийского пьедестала П. Болотников уже в ХХI веке считал ведущим принципом современной тренировки стайеров "выносливость посредством скорости", а это прямой вывод из подходов Никифорова и его учеников к специальной тренировке, хотя таковая могла принести успех только на длительной базовой работе большого объёма бега.

Никифоров следовал и принципу индивидуализации. Известно, что к концу 1950-х он разводил по времени, независимо от одинаковых либо различных заданий, тренировки Куца и Болотникова – ведь они стали равными конкурентами уже в 1957-м, когда Пётр впервые победил Владимира на чемпионте СССР. Перед соревнованиями каждому из них давал свою тактическую установку (Куцу "убегать", Болотникову "продержаться и финишировать") – согласно их преимуществам в скорости (1500 м соответственно 3.52 и 3.46) или выносливости. Кроссовую же работу делали группой.

Никифоров умело управлял спортивной формой бегунов, подводя их в лучшем состоянии к главному старту, а почти ежегодно и к нескольким таковым.

Выдающийся легкоатлет и тренер В. А. Креер вспоминает, как Никифоров готовил Куца в 1956 году. Он вводил его в пик формы трижды – в июне (в Бергене наш бегун "привёз" за своей лидерской спиной к мировому рекорду Гордона Пири, установив рекорд страны), в августе (к Спартакиаде и матчу в Англии – новой дуэли с Пири) и в ноябре – к Играм XVI Олимпиады в Мельбурне. В промежутках между планировавшимися пиками готовности Куц также успешно выступал в марте (кросс "Юманите"), апреле-мае (первые победы в сезоне на дорожке), часто на фоне серьёзных нагрузок. Он готовил Куца после скандинавских стартов в начале лета к стартам конца лета. Однако матч в Англии 1 сентября, когда стайер должен был ещё улучшить свою готовность (по сравнению со спартакиадными победами на обеих дистанциях) в поединке с "хитрыми" британскими "финишёрами", к реваншу в забеге с которыми готовился Владимир, неожиданно сорвался. Нашему бегуну внезапно пришлось 10 дней бегать по "Гайд-парку" в ожидании и неизвестности. Когда стало ясно, что матча не будет, а "порох" вынужденно оставался сухим почти 2 недели (за это время "батарейки" привыкшего к напряжённым тренировкам организма уже требовали "подзарядки" работой), Никифоров решил, меняя поломанные планы, "выпустить пар" из томившихся в ожидании старта стайеров. 11 сентября он организует в Лужниках забег на побитие рекорда в беге на 10000 м (Куц превышает мировой, принадлежавший венгру Ихарошу, на 12 с лишним секунд), а ещё через 10 дней проверяет скоростные возможности стайеров (1500 м лучше всех из них пробегает Куц). И после этого включает "пахоту" – 6 не! дель в Пуще-Водице плюс 3 недели интенсивной беговой работы в Мельбурне на спрятанном от глаз любопытствующих конкурентов и назойливых наблюдателей ипподроме. Аналогичный вариант "рабочего мезоцикла работы для развития формы с повторным вхождением в неё" применил Никифоров в 1960-м, когда после олимпийской победы на 10000 м преемника Куца – Петра Болотникова – в течение 5 недель тренировочной нагрузки подготовил его к побитию рекорда мира (15 октября 1960 года в Киеве Болотников улучшил сентябрьский, четырёхлетний давности, мировой рекорд Куца – 28.30,4, показав 28.18,8).

Следующая особенность тренера – владение приёмами тактической подготовки. Неожиданный тактический удар нанесли Никифоров с Куцем его соперникам по бегу на 10000 м в Мельбурне. Наш стайер, имевший опыт "доставки" хитрых соперников-англичан (К. Чатауэя, потом Г. Пири) к мировым рекордам на 5000 м, когда он от старта и до последних метров вёл забег в высоком темпе, но они "выскакивали" на финиш из-за его спины, в олимпийском финале Игр-1956 предложил тактику "рваного" бега – то ускоряясь на отдельных, заранее выбранных планом, пяти кругах, то предлагая на трёх-четырёх промежуточных кругах соперникам выйти вперёд и повести бег.

Этот бег «тайно» готовили пять месяцев. Измотав переключениями темпа конкурентов, Куц установил олимпий-ский рекорд, оставив англичан далеко от призовых мест. Гордон Пири был 8-м, отстав на минуту и четыре секунды.

Через несколько дней в финале бега на 5000 м англичане пытались обыграть Куца командной тактикой, делая ставку на самого быстрого, не бежавшего "десятку" – Чатауэя. Но наш стайер бежал уже совсем по-другому – взвинтил непосильный для соперников темп сразу после старта. И удержал его – разница по километрах была всего 6 секунд (от 2.40 до 2.46), и олимпийский рекорд 13.39,6 на мягкой сыпучей дорожке с отрывом 11 секунд от второго призёра Пири.

Всегда «неравнодушные» к нашим успехам британцы вынуждены были признать, что Куц вовсе не "робот" и "безжалостная беговая машина с примитивно-прямолинейной тактикой бега с открытым забралом", как писали о сопернике они до Мельбурна-56, а думающий, разносторонний тактик, владеющий разными приёмами "интеллектуальный бегун".

Свой вариант командной тактики Никифоров разработал и успешно реализовал через четыре года на Играх XVII Олимпиады в Риме. Золотая медаль на 10000 м тренировавшегося у Никифорова москвича Петра Болотникова завоёвана при неоценимой помощи его товарищей по сборной москвича Алексея Десятчикова, регулировавшего темп и расстановку лидеров на решающих километрах дистанции, и ленинградца Евгения Жукова, поддержавшего товарища на финишном круге (его тогда поспешили критиковать за то, что лидеры обошли его на круг, а раз он "смог поддержать ускорение рядом с финишировавшим Болотниковым, то силы оставались, и, значит, проявил безволие"). Жуков считался одним из фаворитов. Но в тот день плохое самочувствие не позволяло бороться за высокие места, однако он сделал всё возможное, чтобы даже на малом участке дистанции помочь товарищу по сборной и по никифоровской группе. Пётр победил за счёт ускорения на последнем километре (2.36,8) и длинного, 600-метрового финиша.

Итак, рваный, темповый, командный, финишный – вот победные варианты тактики Никифорова, вошедшие в историю.

Ещё одна сторона, выделяющая Тренера среди коллег – его фирменная система организации тренировочного и восстановительного процессов. Тренер начинал утро с проверки покрытий трасс, выбора рельефа и грунта, снятия проб с приготовленного завтрака и каждого блюда дневного рациона по меню, составленному им самим. В распорядок своих обязанностей на сборах он включал взвешивание бегунов до и после приёма пищи и тренировок, контроль за временем отбоя и подъёма. С годами сюда добавилось обучение приёмам йоги – способам дыхания, концентрации внимания, пережёвывания пищи, психологические приёмы создания "трезвой уверенности» каждого бегуна перед тренировочным и соревновательным испытанием. Никифоров встраивал в свою систему и комплексный контроль состояния бегунов и ходе нагрузки и отдыха. Никифоров дружил и сотрудничал с учёными института. Прежде всего с физиологом, доктором медицинских наук – специалистом по дыхательной и сердечно-осудистой системам, а в прошлом трёхкратным чемпионом страны по фигурному катанию на коньках профессором А. Б. Гандельсманом.

Младший брат великого тренера Иван Исаевич в 1930-1970 годы был директором и ректором сначала ленинградского (1938-1941, 1948-1954), а затем московского ИФКа, работал и во Всесоюзном спорткомитете. Был крупным педагогом и организатором спорта.

Уместно заметить, что старший Никифоров, чувствуя своё призвание в тренерском деле, говорил: "Никогда не стану сидеть в кресле".

Жена Валентина Ивановна Никифорова (Красикова) в 1945 году заняла на чемпионате СССР 3-е место в беге на 100 м и стала чемпионкой на 200 м и в эстафете 4х100 м. В 1950 и 1951-м у Никифоровых родились дочери – Марина и Галина. Обе окончили Институт им. П. Ф. Лесгафта. Марина в 16 лет – мастер спорта, одна из самых молодых в истории спринтерского бега, затем двукратная чемпионка Европы, призёр Кубков мира и Европы, одиннадцатикратная чемпионка и девятикратная рекордсменка СССР в семи видах спринтерского, барьерного и эстафетного бега, обладательница 23 призовых медалей всесоюзных чемпионатов и рекорда мира в эстафете 4х110 ярдов, заслуженный тренер России (за работу по физической подготовке теннисистов мирового класса). Валентина Ивановна стала заслуженным тренером РСФСР в 1979-м, подготовив плеяду мастеров спорта и мастеров международного класса в прыжке в высоту.

В конце декабря 2003 года в память о 100-летии со дня рождения Тренера удалось провести на Зимнем стадионе розыгрыш специального кубка в беге на 10000 м, который в присутствии многих учеников Григория Исаевича вручили победителю Сергею Лукину Валентина Ивановна и Галина Григорьевна.

Марина СТЕПАНОВА,
заслуженный мастер спорта СССР, профессор;
Вячеслав СТЕПАНОВ,
заслуженный тренер СССР, профессор


Опубликовано в газете "Пенальти", № 3 (406) 2022.

Комментарии