К основному контенту

Надежда Владимировна Чижова

Надежда Владимировна Чижова родилась 29 сентября 1945 года в городе Усолье-Сибирском Иркутской области. Бронзовый призёр Олимпийских игр 1968 года в Мехико в толкании ядра. Чемпионка Олимпийских игр 1972 года в Мюнхене в толкании ядра. Серебряный призёр Олимпийских игр в Монреале в толкании ядра. Неоднократная чемпионка Европы и рекордсменка мира в толкании ядра.

В Усолье-Сибирском тренировалась у Дмитрия Николаевича Гладышева, в Ленинграде у Виктора Ильича Алексеева.


Надежда Чижова на Чемпионате Европы в Вене, 1970
1976 Olympics Women's Shot Put Final

НАДЕЖДА: вера и любовь

Юбилейная дата 29 сентября у Надежды Владимировны ЧИЖОВОЙ – одной из самых выдающихся спортсменов нашего города, обладательницы полного комплекта медалей Олимпийских Игр в толкании ядра. Символично, что отмечает своё появление на свет в дни именин вместе с Верой и Любовью и матерью троих Софией. Ведь она всегда ставила во главу залога успехов в спорте веру – в свои возможности и плоды трудолюбия и в талант, мудрость и правоту тренера, а её саму по жизни сопровождала любовь не только самых близких людей, но и коллег – спортсменов и тренеров, да и всех, кому посчастливилось общаться с этим доброжелательным и отзывчивым человеком. С Софией же связана одна из её бесчисленных побед: в легкоатлетическом манеже болгарской столицы, носящей это имя, Надежда стала (в очередной раз) чемпионкой Европы. Впрочем, о любви ещё и огромной армии соотечественников к нашей чемпионке написал в 1972 году поэт Николай Добронравов: "…Вас почтительно и нежно / Поздравляют вновь и вновь, / Олимпийская Надежда, / И болельщиков любовь!"

Усолье - Волгоград - Ленинград

Надя Чижова в родном городе Усолье-Сибирском училась в школе, затем поступила в медицинское училище (ныне техникум). Возможно, повлияло окружение, ведь в этот сибирский город с населением сто тысяч жителей, в сотне километров от Байкала, вблизи от Иркутска, известный соляными копями, люди приезжали и в лечебно-грязевой санаторий. Во всяком случае, девушка к 17 годам получила диплом (с отличием) медицинской сестры и потом, уже в годы первых серьёзных спортивных побед говорила, что своё будущее яснее видит в медицинской, нежели в тренерской профессии. Но судьба вела её по пути, связанному не с тонкими врачебными инструментами, а с четырёхкилограммовым спортивным снарядом в форме металлического шара. С ним – ядром для одного из видов легкоатлетических метаний – познакомил Надю преподаватель физкультуры в медучилище Дмитрий Николаевич Гладышев (заметим, что в школе до этого врачи находили основания для освобождения девочки от уроков физкультуры, здесь же она, помимо занятий по этому предмету, стала по вечерам ходить на тренировки секции лёгкой атлетики, которые вёл Гладышев). В 15 лет выступила в первых соревнованиях – облегчённое (не "женское") ядро приземлилось за семиметровой отметкой. В многочисленных публикациях о нашей спортсменке можно встретить начальный результат и 7,32 и 7,38 (будем считать достоверным тот, что называла в интервью она сама – 7 м 28 см). Через год показала 9,30; через два 12,28. Это было на соревнованиях "Спартака" – спортивного общества, для которого медики представляли подведомственную отрасль, и заметим, что спартаковкой Чижова осталась и на все последующие годы спортивных выступлений. За 1962 г. у неё 4 результат среди девушек в стране 13,53. В 1963 году Надежда стала уже мастером спорта и чемпионкой Всесоюзной Спартакиады школьников (ранее называвшейся Спартакиадой учащихся, куда допускали при соответствии возраста и школьников, и студентов, и выпускников средних учебных заведений). В Волгограде представительница сборной РСФСР Н. Чижова (Иркутск, "Спартак") победила не только в толкании ядра (14,12), но и в метании диска (43,21). В первом случае она опередила ближайшую соперницу на 72 см, а во втором на 9 см. Тогда же Надя отправилась в Ленинград поступать в Институт физкультуры имени Лесгафта, а первый тренер написал сопроводительное письмо (в других очерках сказано, что он сделал это раньше) "самому" Виктору Ильичу Алексееву – основателю прославленной легкоатлетической школы, воспитавшему к тому времени атлетов мирового уровня не только в "своём" виде – метании копья, где сам был рекордсменом и чемпионом страны, но и в других видах метаний, а также в прыжке в высоту и в беге с барьерами. Особенно отличались его воспитанницы в толкании ядра – с 1952 по 1964 г. они выиграли все Олимпийские игры, в которых участвовали спортсмены СССР – Галина Зыбина, Тамара Тышкевич и дважды Тамара Пресс. Встреча первокурсницы-лесгафтовки с лучшим специалистом мира в выбранном ею виде спорта состоялась в ЦПКиО во время лекции Алексеева для коллег и всех желающих. В домиках на территории любимого ленинградцами парка имени Кирова алексеевские легкоатлеты постоянно проводили тренировочные сборы. Тренер попросил помочь ему в демонстрации упражнений, и на деревянный помост летней эстрады вышла девушка. Авторы многих статей о Чижовой наделили её в том эпизоде таким образом: "немного угловатая, но старательная", а про Алексеева писали, что он вспомнил, узнав от девушки её фамилию, о письме тренера из Сибири и пригласил её на завтрашнюю тренировку, спросив, где она расположилась в незнакомом городе. "В общежитии "Спартака", – был ответ. Чтобы погрузиться в обстоятельства этого знакомства прославленного тренера и только входившей в большой спорт девушки, отметим, что на тот момент у Алексеева тренировались Тамара Пресс (рекордсменка мира 18,55 – дважды в 1962 г. и показавшая 17,59 в 1963), Галина Зыбина (16,75 в 63 и 16,95 в 62), Зинаида Дойникова (16,36 в 63 и 16,21 в 62), Ирина Пресс (15,99 в 63 и 16,12 в 62) – все четверо входили в десятку лучших за тот год в мире! Поэтому продемонстрированные Надей толчки на 14 метров не могли поразить Виктора Ильича, но он не отказал коллеге-тренеру и юной сибирячке, проделавшей за своей мечтой тренироваться и учиться дальний путь с ангарских берегов на невские, начав работать и с ней. Глаз Тренера, возможно, увидел резервы и перспективы, работы же не боялся ни он, ни, как вскоре выяснилось, новая ученица. В октябре в Ялте она показала 15,08 (мастерский норматив и лучший результат в стране по своему возрасту). Диск в том сезоне улетал на 43,85 (третий среди сверстниц в стране).

Ещё два момента. Первый: тренировал толкательниц ядра Алексеев индивидуально и чаще всего без совмещений друг с другом. Тому были веские причины – и технику он ставил каждой индивидуальную, и тренировку строил по-разному в зависимости от персональных качеств – и физических, и психологических. Да и постоянному соревновательному соперничеству не всегда сопутствует взаимная коммуникабельность, не обязательно содействует прогрессу продолжение конкуренции и в повседневной тренировочной работе. Второе: до этого ученики Алексеева в основном продолжали образование в разных вузах – Педагогическом имени Герцена, ЛИИЖТе, ЛИКИ, но почти никогда в Институте Лесгафта. Возможно, Виктор Ильич не мог забыть свой давний (в начальные годы тренерства) диспут с теоретиками, педагогами и методистами ведущего вуза по поводу нагрузок и принципов занятий с детьми в созданной им легкоатлетической школе, хотя результатами многих последующих лет он доказал свою правоту, да её признали даже ярые оппоненты тогдашнего молодого докладчика. Но Надя приехала сама, поступила в славный ГДОИФК сама целенаправленно, а потом даже отстояла свою принадлежность к "Спартаку", хотя в те годы "полагалось" (рекомендовалось) при поступлении в число студентов переходить из любого ДСО в "Буревестник".

Варшава - Будапешт - Мехико

В 1964 г. пришли успехи, отразившие первый полноценный тренировочный год работы с Алексеевым. Надя на Всесоюзных молодёжных соревнованиях в Риге победила в толкании ядра 15,75 и была второй в метании диска 45,17. В конце августа впервые выступив на взрослом (предолимпийском) чемпионате СССР, Чижова заняла 5 место – 15,78; уступив тройке учениц Виктора Ильича (Т. Пресс 17,98; Г. Зыбиной 17,50; И. Пресс 16,90) и спартаковке из Московской области Л. Ждановой 16,15; но опередив на 3 см ещё одну опытную воспитанницу Алексеева З. Дойникову – финалистку (4 и 5 места) ОИ-1956 и 1960. На Олимпиаде в Токио после этого Т. Пресс выиграла ядро и диск, Зыбина была третьей в толкании ядра, а И. Пресс победила в пятиборье (толкнув там ядро на 17,16) и стала финалисткой ещё в двух видах (80 м с/б 4 место и ядро 6 место). Надежда же отправилась в Варшаву на первые Европейские игры юниоров и сделала там золотой дубль: ядро 16,60 (дважды 0 - в первой и шестой попытках, более 3 метров выиграла у второго призёра), диск 45,86 (выигрыш 15 см). В заключение сезона выиграла в Краснодаре матч олимпийских команд (сборных ДСО и ведомств) 15,97; опередив на 11 см опытную одноклубницу Л. Жданову.

Зима 65-го принесла первый взрослый успех на всесоюзной арене. На нашем Зимнем стадионе, где ежегодно проводились зимние чемпионаты страны (официальный статус им придали в 1971 и "перевели" в Москву), и где по средам с осени по весну целиком отводилось время для тренировок школы Алексеева (свой манеж построят благодаря усилиям Тренера к началу 70-х), в тот год соревновались в "специальных" двоеборьях. Для толкателей ядра – мужчин и женщин нужно было наряду со своим видом прыгать тройным прыжком с места. И Надежда Чижова по сумме очков победила всех, в том числе Тамару Пресс. Хотя ядро трёхкратной олимпийской чемпионки пролетело на 17,75 – и это было высшим мировым достижением для закрытых помещений, а Надежда показала 16,56; в прыжковом виде юная спортсменка опередила всех – 8 м 34 см! У неё получилось 4342 очка в двоеборье, у Тамары 3612 (тройным с места она прыгнула на 6,88). Так полтора метра в прыжке оказались гораздо значимее двух метров в толкании ядра. Вспоминая те годы, Чижова позднее отметит свои пока отстающие стороны в подготовке, в основном силовые качества. В жиме штанги лёжа она приводит результат 80 кг, несколькими годами ранее в прессе писали о 70 кг у Чижовой и 100 кг у главной соперницы наших в 60-70-е годы Маргитты Гуммель из ГДР, ещё больше – 115 кг поднимала московская метательница Антонина Иванова. При этом в приседании со штангой Надежда не уступала немке – обе имели по 140-150 кг. Сама Чижова говорила, что не правы те из метателей, которые "оседлав штангу" и как роботы выполняя по сто бросков снаряда за тренировку, ждут прогресса в силе и технике, а значит и в результате. Специальные силовые качества в сочетании с совершенствованием движений в алексеевской школе развивали множеством имитационно-развивающих упражнений с резиновыми амортизаторами и эспандерами, набивными мячами и покрышками от них, блинами от штанги, гимнастическими и акробатическими средствами тренировки. Чижова обращала внимание молодых метателей на необходимость спринтерского бега (по 30-50 м), прыжков (указывая свои показатели – высота 155 см, тройной с места 8,45 м) и даже длительного бега. Многоборная подготовка и разностороннее развитие физических качеств – отличительный признак всех учеников Алексеева. Та же Тамара Пресс годом ранее (1964) опережала всех в беговых видах предложенного тогда многоборья для метателей: 60 м 8,2 и 500 м 1.35,9; совместив их с рекордом в своём виде – 17,70! Не считала себя одарённой и внешними физическими данными Надежда ("кроме Алексеева, быть может, никто не считал меня перспективной") – рост 172 см, вес 82 кг (кстати, в 1968 г. писали о точно таких же данных у Гуммель: 172/82). Через два олимпийских цикла мышечную массу нужно было увеличить (в 1972 г. при росте 173 стало 89 кг). Но Алексеев говорил: "Сила Нади в технике". И действительно, уже в 68-м ведущий эксперт по метаниям Отто Григалка констатировал при анализе кинограмм, что именно Чижова по технике вышла на уровень образца и основоположника способа толкания из исходного положения спиной по направлению полёта ядра – двукратного олимпийского чемпиона, первого покорителя рубежей 18 и 19 м П. О'Брайена. Особенно образцово выполняла Надежда движения ног при разгоне ядра в скачке и "хлёст" туловищем в финальном усилии.

Летом 65-го Надежда дважды бьёт рекорд мира для юниоров – 17,35 и 17,56; выполнив норматив мастера спорта международного класса (июль, Киев), побеждает на юниорском всесоюзном первенстве в Тбилиси и в ядре (16,98) и в диске (46,62; результат в сезоне 50,95). Уже активно соревнуется и со "взрослыми" в мае на матче Ленинград - Москва 2 место 16,67; в июле на Мемориале Знаменских 4 место 16,78 (но опередив Ренату Гариш из ГДР), в августе на Всесоюзной спартакиаде профсоюзов 2 место 16,40 (опередив на 5 см Г. Зыбину) и на Всемирной Универсиаде в Будапеште 2 место 17,27. Во всех этих четырёх стартах побеждала Т. Пресс (для неё, например, эта Универсиада была уже третьей с 1961 г., за это время она 3 раза выиграла ядро, 2 раза диск и 1 раз была третьей в диске). А в октябре в Алма-Ате Надежда Чижова завоёвывает первую взрослую медаль чемпионата страны – 16,98 (серебро, вслед за Т. Пресс – 17,82).

Март следующего – 1966 года приносит Надежде и первую победу над лучшей в мире спортсменкой – на зимнем всесоюзном чемпионате в Ленинграде, где впервые после многих "многоборных" лет были разыграны медали в своих видах лёгкой атлетики, не сопровождаемых дополнительными испытаниями по ежегодно менявшейся программе, Чижова толкнула ядро на 17,33 и опередила Тамару на 13 см. За ними были И. Пресс 16,90 и Г. Зыбина 16,33 (разыграли "первенство тренировочной группы Алексеева"). Особые поздравления Наде выразила самая опытная из советских спортсменок – обладательница первого олимпийского золота в толкании ядра Галина Зыбина, помогавшая советами молодой преемнице (и сопернице) и на тренировках, и на соревнованиях Впрочем, сезон только начался, и вскоре на первом зимнем чемпионате Европы (тогда Европейских играх) в Дортмунде обеих сильнейших ленинградок опередила М. Гуммель-Хелмбольд 17,30. У Т. Пресс 17,00; у Чижовой 16,95; четвёртой была И. Пресс 16,38. Спортсменка из ГДР была на 4 года младше Тамары и на 4 года старше Надежды, до этого занимала 5 место на ОИ в Токио, будучи пока вторым номером в ГДР после основной соперницы Тамары – Ренаты Гариш, а у нас в стране она известна по выступлению на Мемориале Знаменских в 1963 г. (3 место 16,17 за Т. Пресс и Зыбиной, результат в том сезоне 17,30). Отныне Маргитте Гуммель было суждено стать главной конкуренткой для Надежды Чижовой. Через пять месяцев они встретились на летнем ЧЕ в Будапеште. Если Маргитта толкнула там снаряд на 25 см ближе, чем в марте, то Надежда к результату на "зимней Европе" 27 см прибавила. Она и стала чемпионкой Европы – первая взрослая международная победа в соревновании практически всех сильнейших в этом виде спортсменок мира. На этом ЧЕ Тамара Пресс не выступала, закончив славную спортивную карьеру, будучи трёхкратной олимпийской чемпионкой, трёхкратной чемпионкой Европы, двенадцатикратной рекордсменкой мира, обладательницей пяти мировых достижений для закрытых помещений, шестнадцатикратной (летом) чемпионкой СССР. Эти достижения, показанные в двух видах (ядро и диск) предстояло взять за ориентир Надежде, и она принялась за дело, хотя с этого года в сектор для метания диска не выходила, сосредоточившись на одном толкании ядра. Стоит вспомнить, что в сезоне 1966 г. до ЧЕ Т. Пресс сохраняла лидерские позиции. Она победила на матче олимпийских команд в Леселидзе в апреле (17,78; Чижова 16,68), на матче Москва - Ленинград в мае в Москве (17,95; Чижова 17,12), на Мемориале Знаменских в июле в Одессе 17,68 (второй была Гуммель 16,93; Чижова не выступала), на ЧС в августе в Днепропетровске (17,77; Чижова 17,24) – при том, что с каждым стартом результаты Тамары и Надежды сближались. Заметим также, что в этом году Тамара выступала за Москву, куда переехала, как ранее её младшая сестра Ирина. На ЧЕ рядом с неожиданно оказавшейся первым номером в команде СССР Чижовой была Г. Зыбина. Надежда выиграла первой попыткой (17,22), Гуммель показала 17,05 в последней попытке, Зыбина с 16,28 была четвёртой за М. Ланге из ГДР (16,82). Надежда с Галиной в том сезоне заняли первые два места ещё и на матче СССР - Польша и на завершавшем сезон матче олимпийских команд в Ленинакане. Среднегорье выбрано было местом этих стартов с прицелом на подготовку к Мехико – будущую столицу ОИ-68. Но до неё было целых два года.

1967-й был для Чижовой беспроигрышным. Она прибавила к личному рекорду больше метра, показав в июне в Карл-Маркс-Штадте на матче ГДР - СССР 18,34; обыграв Ланге почти на метр (17,35) и ещё больше опередив Гуммель (17,16). До этого Чижова выиграла зимние старты: турне 4 манежей (Ленинград 17,03; Москва 16,99), ЧС 17,26 и ЧЕ 17,44 (снова в первой попытке, немки не участвовали, второй стала болгарка И. Христова 16,55 – запомним это имя). Летний сезон начала в апреле в Сочи 17,82; в мае на матче республик и городов прибавила к этому ещё 3 см. После июньского матча у себя дома со сборной СССР тройка толкательниц ядра из ГДР приехала в Москву на июльский Мемориал Знаменских. Здесь Чижова с Зыбиной не выступали, и Гариш, Ланге и Гуммель заняли весь пьедестал, показав ровные результаты от 17,09 до 16,95. Чижова в июле выиграла матч с Польшей в Хожуве 17,32; полуфинал КЕ в Осло 17,23; Спартакиаду народов СССР 17,50 и в сентябре встретилась с соперницами на финале Кубка Европы в Киеве. Продемонстрировав серию попыток, в которой лучшим был толчок на 18,24; а худшим 17,71; она убедительно победила (у Гуммель 17,68). Любопытно, что Гуммель в июле в Монреале победила на матче Америка-Европа 17,27 (без участия легкоатлетов СССР). Такова была ситуация в мире за год до Мехико. Надо добавить, что в Карл-Маркс-Штадте в одной из попыток Чижова не удержалась в круге и чуть вышла за пределы сегмента, а ядро приземлилось примерно на 18,85. "Хозяйки" стадиона увидели потенциал советской претендентки на олимпийское золото, им оставалось задуматься над ответом через год.

Надежда входила в олимпийский год активно: уже в конце декабря 67-го на родном Зимнем стадионе на 11 см побила мировое достижение Т. Пресс – 17,86. Через месяц там же добавила к рекорду ещё 42 см – 18,28. В феврале, приняв ещё один старт дома (17,90), отправилась в Москву, где выиграла международные соревнования (17,48; третьей была болгарка Христова 16,68) и ЧС (18,12). Затем победила на ЧЕ (март, Мадрид: 18.18 против 17,62 у Гуммель, далее Ланге и Христова). В апреле (28-го) в Сочи Чижова бьёт и летний мировой рекорд Тамары Пресс – 18,67. В мае побеждает на матче городов и республик 17,91. Июнь начинает с 17,93 на Кубке Риги. В июле в Ленинграде опережает всех на матче СССР - ГДР - Польша (18,05; Гуммель 17,18; Ланге 16,94) и на Мемориале Знаменских (17,66; третья снова Христова 17,08). В августе в Ленинакане побеждает на ЧС (17,90 в дождь). Но Олимпийские игры для толкательниц ядра пройдут 20 октября, и удержать форму – проблема. В "Олимпийском гороскопе" – опросе 10 спортивных журналистов мира все десять экспертов лёгкой атлетики предсказывают победу Чижовой. Восемь голосов за второе место отдано Гуммель, один за её третье место, один специалист оставляет её вне призовой тройки. Но за месяц до Игр происходят два события.

22 сентября во Франкфурте-на Одере Маргитта Гуммель толкает ядро на 20 см дальше мирового рекорда Надежды – 18,87. Советские спортсменки владели до этого рекордом мира в течение 20 лет!

А уже по приезде в Мехико (наша команда решила акклиматизироваться задолго до главного старта) на силовой тренировке в зале штанга (недаром так не любимая) падает на ногу Чижовой. Травма коленного сустава не даёт возможности полноценно выполнить даже следовавшие спустя неделю или около того попытки в олимпийском секторе. Но об этом постарались не сообщать, тем более оправдываться, как бывает, когда заранее перестраховываются от критики за возможную неудачу. А ведь любое место кроме первого расценивали бы (и расценили) как провал. Получилось третье, медаль "только" бронзовая. Вот сухая хронология протокола попыток в олимпийском Мехико. Квалификация: не проводилась – 14 участниц начали соревноваться 20 октября в 15.00. Первая попытка: Ланге 18,78; Гуммель 18,53; Чижова 18,19. Вторая – ничего не изменилось. Но третья – Гуммель 19,07 – впервые в истории за 19 метров! Ланге отвечает лишь 18,17; Чижова 18,03. В четвёртой опять "передышка" у всех. И вот пятая попытка – у Гуммель фантастические 19,61! Всё закончено, никто не добавляет ни в пятой, ни в шестой (даже у новоиспечённой олимпийской чемпионки всего 18,59) – над пьедесталом два флага ГДР и наш советский. Писали, что в олимпийской деревне Мехико перед стартом Гуммель не раз посылала на тренировках ядро за 19 м, якобы повлияв на уверенность Чижовой. Как бы то ни было, в яркой серии мировых рекордов, установленных в Мехико, результат чемпионки из ГДР был – по неожиданности и уровню – сродни прыжку Р. Бимона там же на 8,90.

Афины - Хельсинки - Мюнхен

Алексеев с Чижовой ушли в работу. Начали учить новый вариант техники, уединившись в спокойном тогда и погожем Душанбе. Предстояло сделать качественный скачок во всём, раздвинуты мыслимые границы возможного в "твоём" деле, как вернуть лидерство на новом уровне результатов? Зимний сезон впервые пропускали, работая над новыми движениями, избегая срывов на привычный навык, который надлежало стереть в двигательной памяти. Первый "выход" – 20 мая в Сочи. 19 м 60см – на 93 см выше рекорда страны (своего год назад) и на 1 сантиметр ниже мирового (Гуммель). Через 10 дней на матче городов и республик в Москве во второй попытке показывает 19,72 – рекорд мира возвращён в СССР. Месяцем позднее в Одессе на Мемориале Знаменских 19,47; через 2 недели в Хожуве на матче Польша - СССР - ГДР новый поединок с немками. Первый в мировой истории толчок за 20 метров: Надежда Чижова 20,09! Гуммель отстаёт на 61 см, Ланге ещё на 1 м 20 см. Проходит неделя – Чижова выигрывает матч СССР - США в Лос-Анджелесе 18,95. Месяц спустя – чемпионат страны в Киеве – очередная золотая медаль 18,79. Ещё месяц остаётся до "внеочередного" ЧЕ в Афинах (между 1966 и 1974 вместо традиционного 4-летнего интервала провели два чемпионата через 3 и 2 года в поисках оптимального размещения в межолимпийских циклах новых соревнований – КЕ). Повторяется сюжет 68-го года: снова накануне главного старта сезона, на этот раз не за месяц, а всего за 5 дней до него, Гуммель наносит удар из "своего дома" – 11 сентября в Берлине прибавляет к мировому рекорду Чижовой один сантиметр – 20,10. Заметим, что до этого летом победные толчки Гуммель на матче Европа-Америка в Штутгарте и на чемпионате ГДР были соответственно 19,23 и 18,68. И вот 16 сентября, 18.10. Столица Греции, чемпионат континента. В первой попытке Надежда повторяет свежий рекорд восточногерманской соперницы – 20,10. Гуммель начинает с 19,00. Вторая попытка у неё 19,22; у Надежды на 70 см дальше. Третья и четвёртая попытки у немки не засчитаны, наша землячка дважды толкает под 20 м. В пятой Гуммель добавляет – 19,58; но Чижова снова лучше – 20,03. И вот заключительный выход в сектор нашей сорекордсменки мира. Новый мировой рекорд – 20,43! Шестая попытка Маргитты всего 18,90. К привычному сценарию "первой попытки" Надежда теперь добавила и показ стабильной серии без нулевых попыток (от 19,78 до 20,43 при трёх за 20 м) и умение наносить удар даже в завершающем подходе. Бронзовую медаль вручили Ланге 18,56; опередившей Христову на 52 см. Завершала сезон Чижова в октябре в Нальчике, внеся вклад в победу женской сборной Ленинграда в роли её капитана в первом розыгрыша Кубка СССР (19,64 – 1 место). Теперь Надежда стала и заслуженным мастером спорта.

В зимнем сезоне (точнее в марте) 1970 г. Европейские игры получили статус официального чемпионата Европы в закрытом помещении, а всесоюзные зимние соревнования стали таким же чемпионатом – страны с 1971г. В 70-м Чижова опять выиграла зимой и "Союз" (18,03), и "Европу" – 18,60 (мировое достижение, впоследствии также в статусе рекорда мира, за что через несколько лет ИААФ разослала рекордсменам 70-х специальные медали-плакетки). Второй была Х. Фридель из ГДР 18,39; опередившая Ланге и Христову. До этого результата (на ЧЕ в Вене) она дважды превышала мировое достижение: в январе 18,36 в Ленинграде и в феврале 18,44 в Москве.

Летом Чижова выиграла всё – и международные старты: СССР - ГДР - Польша в Эрфурте 19,69 (Гуммель 3 место 18,30); СССР - США в Ленинграде 19,17; КЕ полуфинал в Бухаресте 18,89 и финал в Будапеште 19,42; Универсиада в Турине 19,17; Мемориал Знаменских 18,86 – в толкании ядра зарубежных участниц не было), и внутрисоюзные (ЧС 19,15; полуфинал КС в Брянске 18,04 и финал КС в Ташкенте 18,64). В конце года Чижову и Алексеева удостоили Почётного знака ВЛКСМ "Спортивная доблесть".

16 января 1971 г. в Ленинграде Чижова улучшает своё прошлогоднее венское мировое достижение на два сантиметра 18,62. 28 февраля в Москве на первом официальном зимнем ЧС побеждает в точности с таким же результатом. До этого побеждает на КС в Ленинграде 18,12. А 13 марта в Софии на ЧЕ в первой же попытке бьёт свой мировой рекорд для залов более чем на метр – 19,70! Гуммель, вновь накануне крупного старта показавшая высокие результаты дома, здесь в упорной борьбе уступает 20 см. Летом их встречи продолжились: в середине августа в Хельсинки на ЧЕ и спустя 2 недели в Москве на матче СССР - ГДР - Польша. На европейском чемпионате в первой попытке лидерство захватили Гуммель 18,90 и Ланге 18,87. У Чижовой – 0. Но вторая оказалась решающей – 20,16 у нашей спортсменки против 19,22 у Гуммель. Маргитта, как и на прошлом ЧЕ, делает после этого две "баранки", а в шестой попытке её на 3 см опережает и Ланге. Вновь убедительная победа Надежды. А в Москве на матче трёх стран превосходство Надежды и вообще метр с лишним: она повторяет свой мировой рекорд 20,43; а Гуммель показывает 19,38. Стоит вспомнить, что путь Чижовой к победам в этом сезоне (а за год она опять ни разу не проиграла) был нелёгким: после побед в майском матче республик в Москве на стадионе "Локомотив" (18,80), в июньской Спартакиаде Ленинграда (18,82) и в июльском матче США - СССР в Беркли (18,57) ей пришлось из-за травмы пропустить Спартакиаду народов СССР. Интересно, что Маргитта Гуммель обратилась с приветствием к участникам нашей Спартакиады, в котором с уважением отозвалась о своей главной конкурентке Надежде Чижовой. Закончила сезон наша чемпионка и рекордсменка победами в сентябре на предолимпийских соревнованиях в Мюнхене 20,42 и на московском Мемориале Знаменских 19,64. Ещё одно важное событие 71-го – у школы Алексеева появился свой манеж. Раньше трижды в неделю все – от новичков до чемпионов собирались в зале ГОМЗа на Чугунной улице (легендарные "общие разминки", где в одном строю стояли "первоклассники" и заслуженные мастера, Чижова, как она пишет, застала уже в исполнении проводящих их коллег Алексеева, научившего своих бывших учеников, а теперь тренеров школы, этому искусству). И вот свой просторный манеж. Правда пока Надежде приходилось добираться со своего проспекта Ветеранов на проезд Раевского на автобусе, метро и трамвае, но зато работать можно было в родном просторном доме под крышей.

А в сборной страны к тому времени Надежда стала одной из цементирующих крепость коллектива опор. Во всяком случае Татьяна Анисимова – выдающаяся наша барьеристка, в 71-м дебютировавшая в национальной команде, – вспоминает, что самыми авторитетными легкоатлетами, с которых она старалась брать пример и в спорте, и в жизни, стали тогда для неё Валерий Борзов, Виктор Санеев и Надежда Чижова.

Олимпийский год Надежда начала с зимних побед на ЧС (18,47) и ЧЕ (19,41), а до этого выиграла и первенство ЦС родного "Спартака" в Москве 18,55. На европейском чемпионате в Гренобле она и Антонина Иванова из Москвы (ей шёл 40-й год) опередили соперниц, лучшими из которых были М. Адам (ГДР) и И. Христова (НРБ). В летний сектор Надежда вышла 19 мая в Сочи на Кубке РСФСР, сразу заявив о своих притязаниях на "золото Мюнхена" – мировой рекорд 20,63. Затем, выступив ещё в июне на Призе "Правды" (19,13) и международном старте в Бергамо (19,40), готовилась к Олимпиаде спокойнее и планомернее, чем прежде. В середине июля "отобралась" в команду, выиграв ЧС 19,28; а месяцем ранее отправилась в страну предстоящих Игр на матч ФРГ - СССР в Аугсбург, где победила 19,31. Гуммель в те же дни выиграла чемпионат ГДР 19,48 (в квалификации 19,85). Мюнхен принял соискательниц олимпийских медалей в толкании ядра 4 и 7 сентября. Маргитта Гуммель в этом году не отметилась рекордом в преддверии основного старта (имела 20,11), но в самом Мюнхене активно атаковала сразу. Квалификацию Чижова прошла не напрягаясь с пятым результатом 18,54 (норматив 16,50). Дальше всех толкнула Христова 19,20; за ней шли Адам, Гуммель, Фибингерова, шестой результат в этот день у Ланге. Через три дня в основных соревнованиях среди тринадцати (из восемнадцати участниц ОИ), прошедших квалификацию, метры и сантиметры в которой уже не учитываются, Надежде по жребию досталось выходить в круг на секторе с местом приземления ядер на траве футбольного поля раньше немецких соперниц. А перед этим Гуммель обратила внимание участниц, судей и зрителей тем, что четырежды в разминочных толчках посылала шар за 20-метровую линию-дугу. Чижова же настраивалась на технику. И вот её начало. Журналист М. Блатин описал этот момент сосредоточенности с взглядом, направленным в сторону зелёного газона – на точку и цель полёта снаряда, сравнив неспешное тщательное прилаживание снаряда поудобнее к плечу, касаясь его щекой, с прилаживанием скрипачом своего музыкального инструмента. Плавное и ритмичное движение в замахе, скачок, и – взрыв! "Ваша первая попытка / Поразила небосвод, / Словно солнечного слитка / Ослепительный полёт!" – это уже описание того мига Николаем Добронравовым. Металлический шар впервые в мировой истории спорта перелетает за дугу 21 метр. Рекорд мира 21,03. Из конкуренток после первой попытки ближе всех Христова 19,35. Гуммель же не может долго восстановить то, что только что легко демонстрировала в пробных толчках. Она показывает такую серию в четырёх попытках: 18,46-18,83-19,55-20,22 (рекорд ГДР). Но всё уже решено, последние два толчка не меняют ситуацию – медали у Чижовой, Гуммель и Христовой, далее Долженко, Адам, Ланге, Фибингерова, Стоянова, Иванова. Это была последняя очная встреча Надежды с Маргиттой в секторе, счёт их поединков 1966 - 72 гг. приблизительно 12:2 в пользу нашей спортсменки. Эксперты отметили, что по таблице очков ИААФ результат Чижовой 21,03 оценивается выше, чем даже рекорд Бимона в прыжке в длину 8,90. Виктора Ильича и Надежду Владимировну наградили орденами Трудового Красного Знамени (у Надежды это был второй такой орден – первым её наградили в июле 1968 г.).

Рим - Монреаль - Эдинбург

Олимпийская чемпионка вспоминала позднее, что после победы в Мюнхене ей показалось, что неплохо было бы сделать кое-что в технике по-другому. Поделилась своим мнением с Виктором Ильичом, он подумал и сказал: "Нет, мы так делать не будем". Далее Чижова пишет: "Но впоследствии, проработав несколько лет тренером, я убедилась, что была тогда права, и моя находка была правильной. Может, потом Виктор Ильич и подошёл к выполнению технического элемента, о котором мы говорили, так, как предлагала я. Но тогда ни на минуту он не дал усомниться в его правоте. И это правильно. Сегодня я хочу и думаю так, а завтра иначе. Вера в тренера, его талант, его видение движения "тобой изнутри" и со стороны, могут привести к успеху". В этих словах всё – и о взаимоотношениях творчески мыслящих ученика и наставника, допускающих и диалог, и обсуждение мнений, и оценка стратегической мудрости и сиюминутной методической рациональности с позиций тогдашнего спортсмена в его конкретном и меняющемся физическом, эмоциональном, ментальном состоянии, и с точки зрения опробовавшего себя затем в роли педагога и тренера. Такова была атмосфера в ближнем круге Алексеева. Вообще, по субъективному восприятию автора этих строк об алексеевцах, большинство лучших его коллег по тренерской и спортивной деятельности в школе, можно охарактеризовать так. Это люди, с одной стороны, твёрдых, обдуманных и выработанных жизненным опытом принципов и убеждений и сильного характера, исключительной работоспособности, трудолюбия и целеустремлённости. И при этом они отличаются высокими моральными и нравственными качествами, безупречным воспитанием и поведением, уважительностью и доброжелательностью, простотой и скромностью внешних проявлений при внутреннем осознании собственных заслуг и достоинства. Таковы те, с кем довелось общаться ближе и дольше: Е. М. Лутковский, Г. С. Лукьянов, И. М. Козлов, В. И. Трусенёв, Т. Н. Пресс, И. Н. Пресс, А. А. Михайлов, Н. В. Чижова, Т. П. Данилова…

Но вернёмся в 1973 год. Зимние старты Чижовой ограничились мартовскими победами на ЧС 19,25 и матчах СССР-США в Ричмонде 19,28 и СССР - Канада в Ванкувере 18,88. В её отсутствие мартовский ЧЕ в Роттердаме выиграла чехословацкая атлетка Х. Фибингерова 19,08; а наша А. Иванова в 40 лет отвоевала бронзовую медаль у И. Христовой.

Летний сезон начался для Чижовой с двух побед в июньских состязаниях: на призы газеты "Правда" 19,34 и матче СССР - ФРГ в Ленинграде 19,02. Но затем произошла неожиданность: в середине июля в Москве на ЧС Чижова, выступая с травмой (так писал старший тренер сборной Е. М. Лутковский), уступила 7 сантиметров чемпионке Светлане Долженко из Молдавии – 19,48 и 19,41. Эту спортсменку ленинградские легкоатлеты-ветераны помнят с давних пор, ведь с 1960 по 65 гг. она училась в школе тренеров и институте Лесгафта и тренировалась в пятиборье с уклоном на толкание ядра у Л. Г. Анокиной. Тогда она носила имя и фамилию Эсфирь Древаль, а результаты показывала 12 - 13 м, в списках лучших 17 - 18-летних легкоатлетов страны за 1962 г. она, что интересно, занимала пятую строчку (13,16 – сразу за Чижовой). Затем из-за частых простуд и некоторого застоя в спорте уехала в солнечную Молдавию. Опережая рассказ, напомним, что в 70 - 80-е годы она выросла в одну из сильнейших толкательниц ядра мира (уже как москвичка Светлана Крачевская). Мы упомянули о ней как о финалистке ОИ-72, после этого в её активе будет ещё две Олимпиады (в Москве-80 серебряная медаль с личным рекордом 21,42), десять побед на летних и зимних ЧС. Пока же она заявила о себе как о серьёзном партнёре по сборной страны и сопернице в стране для Надежды Чижовой. Показательно для тех лет, как анализировал московский тренер, в прошлом метатель (и в том и в другом качестве входил в сборную СССР) Отто Григалка, кинограмму Крачевской в сравнении с её же техникой того, ленинградского периода. Он определил, что основу схемы движений Светланы заложили именно в годы учёбы в институте имени Лесгафта, заметив между тем, что в её технике сохранилось даже нерациональное с его точки зрения маховое разгибание в плечевом суставе левой (свободной от ядра) руки в начале разгона в скачке, которое не столько ускоряет общее продвижение по кругу, сколько ведёт к слишком раннему "раскрытию" туловища перед началом финального усилия. Такое неравнодушное и взаимообогащающее изучение работы коллег из наших городов двигало общий прогресс. Для полноты картины тесных связей московских и ленинградских специалистов королевы спорта добавим, что Григалка был мужем Марии Писаревой – воспитанницы ("мир тесен!") Виктора Ильича Алексеева, подготовившего в своей "зенитовской" Школе её к серебряной медали ОИ-56 в Мельбурне в прыжке в высоту.

Мужественный Алексеев тогда, после проигрыша Чижовой на ЧС, расстроился до слёз: "Разумом понимаю, что не можешь ты всегда выигрывать, а сердце не принимает", – оправдывался он. Через полторы недели после ЧС его ученица выигрывает матч СССР - США в Минске 19,74; а в середине августа побеждает на Всемирной Универсиаде в Москве со вторым результатом в истории 20,82. В интервью она говорит, что планировали с тренером рекорд мира, но технические погрешности помешали. Цель была достигнута через неделю – 28 августа во Львове Чижова посылает ядро на 21,20. Ещё через 10 дней побеждает на Кубке Европы в Эдинбурге 20,77 (опередив на полтора метра Ланге и на два Христову) и заканчивает сезон 29 сентября в Варне, вновь превзойдя рекорд – 21,45. По каким-то формальным причинам этот результат остался в официальных таблицах только рекордом страны, а не мира. В то же время первая попытка 20,10 в Афинах на ЧЕ-1969 вошла в официальный список рекордов мира (как повторение), но почему-то этого результата нет в списке рекордов СССР (вошёл только итоговый 20,43 – шестая попытка того соревнования). Странностей вокруг непосылки либо недосылки документов, обусловленных то рассеянностью исполнителей, то экономией средств на премии, достаточно в истории спорта. К примеру из 14 результатов, превышавших рекорд мира, показанных в своё время Зыбиной, до конечной таблицы утверждённых дошли только 8, хотя никаких нарушений или вины самой спортсменки в этом не было.

Итак, 1973 год оказался "хорошим и разным". По опросу ЮПИ Чижова под № 7 вошла в десятку лучших спортсменов мира всех спортивных специализаций, а в десятке лауреатов года в СССР ей определили 5 место среди 55 претендентов из 27 видов спорта, и это при не столь высокой популярности и массовости её специфической легкоатлетической дисциплины.

Следующий год – чётный межолимпийский, стало быть главный старт – ЧЕ (к этому году восстановили и 4-летний "межевропейский" интервал). Для большинства видов женской программы королевы спорта (да и для немалого числа мужских дисциплин) ЧЕ по сути был соревнованием всех лучших спортсменов мира, особенно в те годы, когда африканские страны ещё не так активно выходили на дорожки, а атлеты других континентов, включая американский, не уделяли особого внимания сложным "техническим" видам, особенно для прекрасной половины спортивного сообщества. В марте в Москве на матче СССР - США Чижова на целых 70 см улучшает свой зимний мировой рекорд, впервые под крышей манежа посылая ядро за двадцать метров – 20,40. А двумя неделями ранее в отсутствие Надежды зимней чемпионкой СССР становится… Марианна Адам из ГДР 18,87; на 44 см опередившая на "открытом" для зарубежных "друзей-соперников" чемпионате Союза С. Крачевскую-Долженко. Через неделю после своего рекорда Чижова в Гётеборге на ЧЕ превышает его – 20,62. Но это становится только всесоюзным рекордом, поскольку Хелена Фибингерова толкает ядро на 13 см дальше и становится чемпионкой Европы и рекордсменкой мира в закрытых помещениях. Редкое поражение, но лидеру всегда труднее прокладывать – как ледоколу – неизведанные пути, за ним же двигаться к цели легче. Не прошло четырёх лет, как чехословацкая спортсменка представляла страну на том же полуфинале КЕ в Бухаресте, который выиграла Чижова, тогда её результат был 16,00 и она уступила Надежде почти три метра. Теперь же это одна из будущих претенденток на мировое лидерство. Во всяком случае на предстоящем летом в Риме ЧЕ Надежде, побеждавшей на трёх предыдущих европейских чемпионатах, придётся побороться и с ней. А Марианна Адам после победы на ЧС стала третьим призёром зимнего ЧЕ, прибавив за три с половиной недели к своему московскому результату 83 см – 19,70. Четвёртой стала Христова 19,23.

Летом Чижова выступала как никогда стабильно. С июня по сентябрь все соревнования выигрывала с результатами около и выше 21 метра. На Призе "Правды" 20,78; на матче с США в Дареме 21,22; на ЧС 21,14 (у второго призёра Крачевской 19,00), на матче с ФРГ и Францией в Штутгарте 21,04. И наконец в первую неделю осени в Риме на чемпионате Европы 20,78. Здесь соперничество оказалось ожидаемо серьёзным. В первой попытке всё та же М. Адам толкает дальше всех 20,43. У Чижовой меньше на 13 см, ещё на 16 см отстаёт Фибингерова. Вторая не меняет положение лидеров, только чешка прибавляет 2 см. А вот третья становится для нашей Надежды золотой – 20,78. В последней попытке Адам почти повторяет свой результат – 20,42; а Фибингерова улучшает свой до 20,33. Такова тройка медалисток. Христова на 4 месте, Ланге на 6, Крачевская на 8, ещё одна ленинградка Е.Кораблёва на 9 месте. Точку в сезоне четырёхкратная чемпионка Европы (плюс пятикратная победительница зимних европейских чемпионатов) Чижова поставила, выиграв в конце сентября в Сочи матч СССР - Финляндия 19,71.

В конце 1974 года Москва получила право на проведение Олимпийских игр-80. А ещё в мае в рубрике "Москва приглашает Олимпиаду" журнал "Лёгкая атлетика" опубликовал интервью Н. Чижовой и И. Христовой. Надежда сказала, что её мечта – самой выступить через 6 лет в будущей олимпийской столице, назвав ориентиры, к которым надо стремиться – возможно, если к 1976 г. будет покорён рубеж 22 м, ещё через 4 года, достигнут и 23. Она назвала претенденток на это - Фибингерову, Адам, Христову, не сбрасывала со счёта и себя. Болгарская же спортсменка, многократно выступавшая на наших стадионах (так много бывавшая в Москве, что "Лебединое озеро", будучи поклонницей Майи Плисецкой, смотрела пять раз), предсказала рекорд за 23 м ко времени ОИ-80 и сказала, что не будет сюрпризом победа там Чижовой ("верю в эту замечательную спортсменку"). Такие надежды и планы были у соперниц, находившихся в расцвете сил и прогресса.

Мы вспоминаем здесь далеко не все соревнования, в которых выступала Надежда Чижова в 1964 - 1974 гг. – одиннадцать сезонов с момента дебюта во взрослых стартах, сначала совмещая их с юниорскими, а потом с многочисленными международными, выступая за сборные страны, города, школы Алексеева. Но даже из перечисленного видно, сколь напряжённой была нагрузка и ответственность на всём этом многолетнем круглогодичном пути. Состязаясь в основном и в зимнем, и в летнем периодах (а её поколение легкоатлетов осваивало такое сочетание двух пиков готовности впервые), они с тренером непрерывно совершенствовали мастерство и искали новые дороги к высшим спортивным вершинам. Трудились подопечные великого тренера, отшлифовывая элементы движений в бесчисленных повторениях имитационных упражнений, изобретаемых учителем для каждого, из таких специальных комплексов по два-три десятка упражнений в каждом с годами набирались сотни тысяч выполненных мышечных усилий в нужном техническом режиме с точным осознанным представлением о сопутствующих правильному движению ощущениях. Вот цифры: на каждом из последовательных чемпионатов страны, которые Чижова выигрывала (а таковых было шесть летом и восемь зимой) она неуклонно улучшала свой победный результат – от 17,50 до 21,14. За пять лет она улучшала рекорд мира и СССР с 18,67 до 21,45; а мировой рекорд для закрытых помещений за семь лет с 17,86 до 20,40.

Накопились проблемы, требовавшие "профилактического перерыва". Травмы не позволили Чижовой выступать в течение следующих почти полутора лет. Весь 1975 год она в сектор не выходила. А тем временем Марианна Адам откликнулась на наше гостеприимство второй подряд победой на зимнем ЧС, на этот раз в Ленинграде 19,71; а 6 августа у себя дома в Берлине отобрала у нас мировой рекорд. Теперь он стал 21,60.

Надежда с Виктором Ильичом в очередной раз перестраивали технику, теперь уже в поисках щадящих для болезненных участков вариантах. Можно прочесть много разных версий о восьми месяцах "запрета" на ядро, вызванного поисками новой техники и "забывания" старой, о двенадцати отвергнутых и тринадцатом принятом к работе вариантах исполнения своего "сольного номера". Писали и рассказывали, как Алексеев, всегда опробовавший любое новое движение на себе, предлагал его ученику, но оказывалось, что оно найдено "для Алексеева", но не (в данном случае) для Чижовой.

В круг для толкания ядра Надежда вышла 6 марта очередного олимпийского года в родном городе. На Зимнем стадионе проходил матч СССР - США, и перед своими болельщиками ей удалось показать результат 20,56 – лучше её же зимнего всесоюзного рекорда и на 11 см дальше, чем в конце февраля показала на ЧЕ победительница болгарка Иванка Христова (впрочем, в феврале в Софии она толкала на 20,78). Второй в обоих этих соревнованиях была С. Крачевская 20,02 и 20,06. А перед этим в Москве без Чижовой Светлана же стал чемпионкой СССР 19,89.

В мае Чижова заняла 2 место на призе "Правды" в Сочи 20,81 (Крачевская 21,07), затем победила в Киеве на матче СССР - Великобритания 20,79 и была третьей в Мюнхене на матче ФРГ - СССР - Болгария 20,10 (1 место у Крачевской 21,13; за ней Христова 20,61). Надежда получила право без отбора на чемпионате страны (его выиграла Крачевская 20,70) участвовать в ОИ в Монреале. Последствия травмы спины не давали возможности по-прежнему активно соревноваться и выполнять былое количество тренировочных толчков, приходилось осторожно и целенаправленно готовиться к 31 июля – дню финала ОИ в толкании ядра для женщин. Из 11 журналистов, участвовавших в опросе "Пророк-76", шесть предсказали победу М. Адам, четверо Н. Чижовой (в том числе Э. Бокк из ГДР) и один С. Крачевской. Соперницы между тем вовсю атаковали рекорд мира. Через неделю после киевского старта Чижовой – 30 мая из Карл-Маркс-Штадта пришло сообщение, что М. Адам улучшила свой прошлогодний рекорд до 21,67. В начале июля два дня подряд мировой рекорд улучшала в Бельмекене И. Христова – 21,87 и 21,89. Далеко толкнула летом и Х. Фибингерова 21,48. Вообще перед ОИ в сезоне 6 спортсменок (трое из ГДР) уже имели результаты за 21 метр, Надежда была на седьмой предолимпийской позиции года. К тому же соперницы вряд ли знали, что путь в Монреаль Чижова проделала лёжа на коврике в салоне самолёта, чтобы не тревожить позвоночник многочасовым сидением, да и само положение в кресле было болезненным.

В последний день июля в монреальский сектор вышли 13 толкательниц ядра из 8 стран. Предварительно заявилось 18 толкательниц, и Чижова летела в Монреаль 28 июля, за день до квалификации. Но её отменили – пятеро участниц не прибыли к старту. В день основных соревнований по 3 спортсменки представляли СССР и ГДР, две Болгарию, по одной Чехословакию, Кубу, ФРГ, США и Канаду. Первую попытку лучше всех исполнила толкавшая по жребию второй (за Христовой) Надежда Чижова 20,84. За ней шли Марианна Адам и Илона Шокнехт (впоследствии она же Слупянек – олимпийская чемпионка 1980 г. и рекордсменка мира) из ГДР 20,55 и 20,52. С середины первой попытки и до конца соревнований, по описанию Е. М. Лутковского, шёл дождь. Во второй попытке Христова показывает 20,88; но Чижова и в этой попытке лучшая 20,96. К несчастью, на этом её выступление закончилось. Поскользнувшись при "перескоке" в финальном усилии выпуска снаряда в цементном круге, напоминавшем каток (его покрыли масляной краской, и спортсмены оказались в неведомых условиях – кто-то пытался надевать носки поверх туфель, кто-то перебинтовывал подошвы дабы создать трение, судьи пытались сушить круг полотенцами и специальной машиной), Надежда повредила ногу вдобавок к боли в спине. Фаина Мельник – выдающаяся советская дискоболка, начинавшая, кстати овладевать метаниями в алексеевской школе у тренера Владимира Алёшина, здесь же участвовавшая и в толкании ядра, – буквально унесла подругу на руках из сектора. Соперницы же продолжали борьбу. Упала, поскользнувшись, и Крачевская. В пятой попытке Фибингерова выходит на 3 место 20,67; а Христова на 20 см перекрывает результат Чижовой – 21,16. Надежда выходит в круг, но может только послать ядро с места "одной рукой" на 14,16. В последней попытке добавляет Шокнехт – 20,54, но всё равно уступает Адам 1 см в борьбе за 4 место. Медали ОИ у Христовой (ей было 35 лет – старшая из финалисток), Чижовой, Фибингеровой. Наши Крачевская и Мельник – на 8 (18,36) и 9 (18,07) местах. Поражение или подвиг? Алексеев и Чижова снова удостоены одинаковых орденов – на этот раз Дружбы Народов. А неделю спустя после Монреаля советская сборная отправилась в Вашингтон на матч с США. Надежда нашла силы и мужество выйти в сектор и победить 18,13 (опередив Фаину Мельник на 2 см). Это была девятая победа Чижовой в матчах с американской командой (6 летних и 3 зимних). Завершился год известием из Праги: 26 сентября Х. Фибингерова побила мировой рекорд – 21,99.

После ОИ обозреватели писали, что будь в Монреале рядом с учениками Виктор Ильич Алексеев (он не смог выехать туда по состоянию здоровья), они завоевали бы две золотые медали. Имелось в виду его умение быстро и точно отреагировать на изменения в кондициях и движениях подопечных при подводящих тренировках, предсоревновательной разминке и непосредственно в соревновательном секторе. Ведь Александр Барышников, перед ОИ установивший в Париже мировой рекорд 22,00; исполнял толкание ядра необычным тогда (ныне популярным и успешным у многих сильнейших в мире) способом "кругового маха", естественно, что ему особенно мешало скользкое покрытие круга. К тому же в день мужского финала шёл дождь. В итоге, установив в квалификации олимпийский рекорд 21,32; в основных соревнованиях он сумел послать снаряд на 21,00 и уступил золотому призёру 5, а серебряному 3 см.

Виктор Ильич Алексеев ушёл из жизни во время дневного сна в промежутке между утренней и вечерней тренировками 13 июля 1977 года., за две недели до ЧС. Выступить на нём не смогли ни Чижова, ни Барышников. Надежда в этом году вышла в сектор в последний раз в конце августа в Эдинбурге на матче Великобритания - СССР ("выездные" составы и документы на каждого тогда формировались задолго до стартов), принеся команде победные очки (19,88) и закончила спортивный путь. А в этом году Фибингерова установила феноменальные рекорды мира: зимний 22,50 и летний 22,32.

Итак, учитывая все фактические результаты, в активе Чижовой золото, серебро и бронза ОИ, десять мировых рекордов летом и 8 зимой, девять побед на ЧЕ и 14 на ЧС, победы на трёх КЕ, двух Универсиадах, четырёх Мемориалах Знаменских, двадцати трёх матчах с командами 8 стран, из них 9 с США, 6 с Польшей, 5 с ГДР, 3 с ФРГ, 2 с Великобританией, по 1 с Канадой, Францией и Финляндией. Медалей других достоинств за призовые места пять: две на ЧЕ и три на ЧС. Средний результат десяти лучших попыток за все годы, по А. Тедеру, 21,046 м. За одиннадцать лет – от первой победы на ЧЕ до последнего старта – опередить Чижову удалось соперницам лишь шесть раз из сотни соревнований. Цифра ничтожно малая. Как говорят, "в пределах статистической погрешности".

В конце 2000 г. журнал "Лёгкая атлетика" провёл опрос читателей – болельщиков, любителей, знатоков и профессиональных специалистов королевы спорта с целью определения лучших спортсменов ХХ века в нашей стране по отдельным дисциплинам нашего вида спорта. В толкании ядра среди женщин таковой признали Надежду Чижову. Кстати, ещё 8 легкоатлетов нашего города выбраны лучшими в ХХ веке в других дисциплинах: В. Куц, А. Михайлов, Ю. Литуев, А. Барышников, Т. Казанкина, М. Степанова, Э. Озолина и И. Пресс. Заметим, что четверо из девяти – воспитанники В. И. Алексеева. Аналогичный опрос – 1000 специалистов мира – проводила ИААФ к своему 75-летию в 1987 году. Тогда лучшими за всю историю в мире легкоатлетками были признаны ленинградки Татьяна Казанкина (1500 м) и Марина Степанова (400 м с/б). В толкании ядра среди женщин мировая историческая десятка по мнению тысячи экспертов выглядела тогда так: И. Слупянек, Н. Чижова, Х. Фибингерова, Т. Пресс, Г. Зыбина, М. Гуммель, И. Христова, Н. Лисовская, М. Адам, К. Лош: четверо из СССР, трое из ГДР, по одной из Чехословакии, Болгарии и ФРГ.

Барышников, Агапова, Сечко…

Весной 78-го Надежду Владимировну вызвали на всесоюзный сбор уже в качестве тренера А. Барышникова, она вызвалась помочь товарищу по тренировочной группе, лучше других зная о том, что и как делали они с великим наставником. Мы упоминали, что каких-нибудь десять лет назад Чижова представляла себя скорее на медицинском поприще, чем на тренерском. Но за это время к диплому медсестры она добавила диплом Института физкультуры, окончив спортивный факультет. Главное же, что пришлось продолжить дело безвременно (в неполные 63 года) ушедшего Учителя. На сборах главной команды страны появление женщины-тренера было не столь частым, особенно в группе метателей. К тому же нужно было набирать и начинать работу со своими ученицами в школе, получившей имя её основателя, такова была традиция алексеевцев – тренер проходит с подопечными весь спортивный путь с первых шагов до мастерства. Поэтому при подготовке Барышникова к московским Олимпийским играм Надежде Владимировне стал помогать её коллега по сборной в годы выступлений (также чемпион ОИ-1972 – в метании молота), а теперь тренер сборной, постоянно находившийся на всесоюзных сборах Анатолий Павлович Бондарчук. Их совместный труд увенчался второй олимпийской медалью Александра – серебряной 21,08. А за год до этого счастливые события произошли и в семейной жизни: у Надежды Чижовой и Анатолия Панова родилась дочь Ольга.

Чижова много лет продолжала служить родной алексеевской школе, будучи тренером, затем заместителем директора, заведующей учебной частью. В 1985 г. её ученица Лариса Агапова за две недели до своего 21-летия (точнее сказать, что дня рождения у неё в тот год не было вообще – ведь она родилась 29 февраля 1964 г., и праздник приходился лишь на високосные годы) стала чемпионкой СССР среди взрослых – 18,78. В следующем году Лариса победила на Спартакиаде народов СССР в Ташкенте (единственной из десяти Спартакиад в истории, на которой был ограничен возраст участников – 23-мя годами). В 1987 г. эта высокорослая (187 см), могучая уроженка города Сланцы завоевала бронзовую медаль Всемирной Универсиады, ещё через год стала серебряным призёром зимнего ЧЕ 20,23 и зимнего ЧС, а ещё год спустя заняла третье место на КЕ и второе на летнем ЧС, победила и на КС. В 1990 году Лариса (после замужества Пелешенко) победила на зимних ЧС и КС. Впоследствии, уже в российский период истории, работая с другими тренерами, она выступала вплоть до начала ХХI века и стала вторым призёром ОИ, чемпионкой мира и Европы в закрытых помещениях, пятикратной чемпионкой и четырёхкратным призёром России, победительницей международных соревнований Игр Доброй Воли и двух Мемориалов Знаменских. Личные рекорды Пелешенко 21,46 и в манеже 20,71.

В 1991 г. Н. В. Чижовой присвоили звание заслуженного тренера РСФСР.

В конце 1990-х – начале 2000-х годов в число ведущих толкательниц ядра России вошла ученица Н. В. Чижовой мастер спорта международного класса Людмила Сечко (она на 10 лет младше Пелешенко). На её счету три медали зимних ЧР: за 2 место в 2000 г., за 3 место в 2001 г. и золотая чемпионская в 2002 г. В 2001 г. в Ницце она стала третьим призёром зимнего Кубка Европы по метаниям. Выступала за сборную России на таком же КЕ-2002 (4 место), на двух зимних ЧЕ 2000 (8 место) и 2001 г. (5 место), а также была единственной представительницей от страны в толкании ядра на Супер-КЕ (по всей программе лёгкой атлетики) в 2000 г. (8 место). Личный рекорд Сечко 19,51 – на сегодня это шестой результат за все годы в нашем городе. Зимний её результат 18,71. Мастером спорта международного класса стала и ученица Чижовой Марина Бурина (19,03), мастерами спорта А. Павлова (18,62), В. Листова и другие.

В школе им. В. И. Алексеева Надежда Владимировна трудилась по 2003 год. С 2004 г. все тренеры Школы были переведены во вновь образованную Академию лёгкой атлетики на базе Зимнего стадиона. Тем самым спасли опытных и результативных специалистов от потери работы в связи с очередными реформами – в той ситуации это было связано с закрытием спортивных школ бывших ДСО Профсоюзов. Чижова стала начальником отдела новой укрупнённо-объединённой спортшколы города и прослужила там два года. Много дел и забот нашлось и на дачном хозяйстве, потом семья пополнилась внуками.

Опыт. Уроки. Личность

Опыт выдающихся спортсменов и тренеров обязательно подлежит обобщению и публикациям. Этим нужно постоянно заниматься людям из спортивно-физкультурных вузов и легкоатлетических федераций. Когда Чижова завершила спортивные выступления, ученики Алексеева давних лет, в юности тренировавшиеся у Виктора Ильича, а потом ставшие тренерами в родной спортивной школе и его ближайшими коллегами, а в 70-е годы уже профессорами Института имени Лесгафта – Е. М. Лутковский и И. М. Козлов, – предложили чемпионке и выпускнице института поступить в аспирантуру и сделать научное обобщение её совместной с Алексеевым практической многолетней тренировочной и соревновательной деятельности. Подумав, Надежда прямо сказала, что сначала она намерена опробовать эти наработки в собственной тренерской практике, а уж потом когда-нибудь, возможно, их и оправданно будет выставить на общее обозрение. Она в начале своего тренерского пути опубликовала некие принципы и своего будущего подхода к работе, и следующие из них рекомендации молодым преемникам, коллегам по виду спорта. Не следует тренировать других, как тренировали тебя – это выделено как предупреждение от первой и главной ошибки начинающего тренера, будь он даже (и тем более) спортсменом высшего класса. Главным качеством спортсмена и условием его успехов она считает трудолюбие, а также целеустремлённость, веру в себя и тренера, роль которого в спорте и в жизни вообще называет огромной. Основу процесса спортивного совершенствования, по убеждению Чижовой, составляет активное, повседневное, осознанное и творческое формирование движений в соревновательном виде спорта в индивидуальном исполнении. Мало кому доводилось видеть, как создавали свои образцы мощи и гармонии внешней красоты и внутреннего согласования плавности с взрывом усилий ученики Алексеева. Обычно они уединялись на сборе вдали от лишних глаз и суеты. Но те, кто был рядом, описывают это так. Тренировались дважды – с 9.30 до обеда и с 16.30 до ужина Виктор Ильич последовательно "ставил" технику персонально каждому мастеру отдельно. А вечерами они анализировали кинокольцовки отснятых тренировок. Упражнения не только имитировали движения по фазам целого, но и развивали нужные физические качества в режиме своего соревновательного "номера". Со своего складного стульчика, который ставил в 2-3 метрах от тренирующегося, тренер поднимался то и дело, заметив неточность в выполнении, и виртуозно – комично и с гротеском давал утрированный, но наглядный показ, демонстрируя ошибку. Чижова не была автоматом-исполнителем, принимавшим всё на веру. Наблюдатели отмечали порой её недоумённый взгляд, когда у неё возникали вопросы при стремлении разобраться в смысле предлагаемого тренером. Такая любознательность приводила к тому, что, как говорит сама спортсменка, "движение сидело у меня в голове", в мышечных ощущениях и собственном субъективном восприятии. Надёжность, стабильность, прочность, долговечность навыка – это и было целью и отличием атлетов алексеевской школы при том, что сам технический навык с годами целенаправленно и осмысленно менялся, и результаты росли. При этом повторов (осознанных) было неизмеримо много. Автор одного из очерков, получив возможность наблюдать за тренировкой Чижовой с Алексеевым в новом тогда манеже их Школы, насчитал за час 43 толчка ядра, потом сбился со счёта, а работа продолжалась. Надежда обращала внимание коллег, что не нужно выполнять за тренировку сто бросков снаряда "просто для объёма", всё решает осмысленность каждого движения. Она мягко замечала позднее, что "сейчас мало кто так работает". "Не хотят или не могут?", – задавала вопрос. Алексеева зарубежные специалисты называли мастером ритма. За этим стоят сотни придуманных им упражнений из тысяч опробованных "на себе", ведь каждое движение, составляющее технику того вида лёгкой атлетики, в котором он готовил учеников, он обязательно выполнял сам в "сверхурочные" часы самосовершенствования, в молодые годы отправляясь с рюкзаком со снарядами для метаний за город, а потом устраивая на просторной кухне своей квартиры себе и подопечным дополнительные занятия по бесконечным имитациям своих действий в будущих состязаниях. Сколько таких, не подлежащих учёту, попыток и подходов проделано Чижовой ради семиметрового прогресса в результате за десяток лет совместной работы! Труд, Творчество, Терпение – всё это основа высшего профессионализма. "Служенье муз не терпит суеты", – и эти слова поэта отвечают представлению о персонажах нашего рассказа. Характеризуя личность нашей Надежды, большинство авторов, вдохновлённых её достижениями и мастерством, отмечают наряду с добросовестностью и старательностью сдержанность во внешних проявлениях чувств и стремление не выносить напоказ свои переживания и трудности. А одна из её троих предшественниц в славной когорте олимпийских чемпионок в толкании ядра, воспитанных в школе Алексеева, Тамара Тышкевич ещё в годы выступлений Чижовой призналась, что восхищается и преклоняется перед её мужеством и стойкостью, с которыми она преодолевает все невзгоды на спортивном пути. Уместно вспомнить, что в годы болезни Тышкевич самую реальную, бескорыстную и постоянную помощь оказывала Тамаре Андреевне именно Надежда Владимировна. Тех, кому довелось заслужить расположение её по профессиональным ли контактам, либо по житейским, крупно повезло на общение с этим человеком. В ней вдруг раскроется знаток стихотворных созданий разных поэтов, легко и во множестве воспроизводимых ею по памяти. Можно часами проговорить с ней и об "эксклюзивных" наработках в общем нашем деле (это было, например, о чём вспоминаю с интересом и радостью, в ожидании задержанного рейса в аэропорту Рима). И, конечно же, особая тема – два её любимых внука.

С Вашим Днём, Надежда Владимировна!

Вячеслав Степанов,
заслуженный тренер СССР, профессор
(расширенный вариант статьи для газеты "Пенальти")

Р.S. Из архива автора – к 50-летию Н.В.Ч.

В лесах сибирского раздолья
Пошла учиться на врача
В медтехникуме города Усолья –
Пока вдали от Школы Ильича.
Баварцы в Мюнхене кричали "Бис" и "Браво",
Поэму посвятил Чижовой Добронравов.
В честь Нади – гимн советский, красный флаг.
Гордятся город, Пётр (Лесгафт) и "Спартак"!
Ядро толкали далеко и прежде –
Ильич поставил это дело в Ленинграде.
И всё же дальше всех ядро Надежды
Летело в том «зенитовском» параде.
За каламбур нехитрый извините:
Вы в юбилей по-прежнему в зените.
С почтеньем к Вам: "Владимировна, здрасьте!",
Вы тренер строгий. Мама. Ну и… "по учебной части"!
И т.п.

Комментарии