К основному контенту

Маргарита Анатольевна Пономарёва

Маргарита Анатольевна Пономарёва, советская и российская бегунья на 400 м с барьерами, рекордсменка мира, родилась 19 июня 1963 года в городе Балхаш Казахской ССР.



Margarita Ponomareva (USSR) - 400m Hurdles Stockholm 1991


Women's 400m hurdles - Grand Prix Final 1991


1993 World Stuttgart 400m Hurdles Women Semi Final 2


Публикуем статью о Маргарите Анатольевне Пономарёвой, любезно предоставленную редакцией газеты "Пенальти".

""Дважды отлично" Маргариты Пономарёвой

Таков промежуточный возрастной рубеж, который 19 июня преодолеет заслуженный мастер спорта России Маргарита Анатольевна Пономарёва, экс-рекордсменка мира, трёхкратный призёр чемпионатов мира, двукратный призёр Кубка мира, двукратная победительница Кубка Европы, призёр Игр "Дружба-1984", чемпионка СНГ и России, финалистка Игр XXV Олимпиады, трёхкратный призёр чемпионатов СССР, чемпионка и призёр Всемирной универсиады, экс-рекордсменка СССР и России и обладательница действующего национального рекорда России (все титулы – в беге на 400 м с барьерами и эстафетах 4х400 м).

Для нас с заслуженным мастером спорта СССР, коллегой Маргариты по легкоатлетической специализации Мариной Ивановной Степановой (а я был её тренером) она не просто бывшая соперница на стадионе, но и соратник – партнёр по годам совместных выступлений за сборные Ленинграда и СССР, до сих пор человек нам (и к нам) небезразличный, с которым уж четвёртый десяток лет сохраняем добрые и уважительные контакты, несмотря на былую разницу в возрасте, борьбу на дорожке и свои жизненные пути.


Итак, Рита… 19 августа 1983 года, стадион им. Ленина, Ленинград. Третий день чемпионата города по лёгкой атлетике. Забеги на 400 м с барьерами – в стартовом протоколе сюрприз для нас: заявлена 20-летняя Маргарита Пономарёва, уже два года как не выступавшая на этой трудной и интересной дистанции. Конечно, мы знаем эту девушку – Марине даже довелось соревноваться с ней в манеже Зимнего на 300 м в первом после рождения дочери старте в канун 1983-го, а летом они передавали друг другу эстафетную палочку со второго на третий этап в голубых майках ленинградской сборной на Спартакиаде народов СССР. Пока мы делали двухгодичный перерыв в выступлениях (брали спортивный тайм-аут), Рита как раз успела приехать (осенью 80-го) в Ленинград из казахстанского города Балхаш, не пройти по конкурсу в институт (кажется, в Политехнический), стать учащейся ТУ-14 при Балтийском судостроительном заводе им. Серго Орджоникидзе и продолжить тренировки в легкоатлетической ШВСМ. Её ленинградскими тренерами стали Ярополк Петрович Сидоров и Владимир Викторович Пегов, с которыми она встретилась, придя в поисках возможности бегать, на стадион Ленина. Весной 81-го тренеры ознакомили её с "барьерным кругом", а летом Пономарёва стала мастером спорта (попав на юниорский матч в ГДР) и бронзовым призёром юниорского чемпионата Европы на новой для неё дистанции. Прогресс за год: 54,0 сек. на гладких 400 м (и два юниорских рекорда с её участием в эстафетной команде страны, в том числе «серебро» юниорского ЧЕ) и результат на дистанции с барьерами – 57,45.

Типичным для дебютного года на этой коварной дистанции было и колебание результатов (наряду с 57,45 у неё было и 61,45). Этого нельзя было не заметить, как и впечатляющих внешних данных юной бегуньи – рост 176 (позже 178) см при весе 58 (59) кг. Известно было и то, что следующий сезон-1982 оказался неудачным – травмы, смена тренера, вынужденный возврат к прежней специализации в гладком спринте и невысокий результат на Всесоюзных молодёжных играх – те же 57 секунд на 400 м, с которыми приехала в Ленинград. Но новая работа продолжалась и в 1983-м: на Спартакиаде 17-е место на 400 м – уже 52,87. Зная методику её нового наставника Юрия Ивановича Калёкина (лет за 15 до этого я дружил с его учениками из ЛИАПа, и он даже предлагал тренироваться у него), можно было понять, что невозможность бегать быстро, когда болела нога, он умело компенсирует укреплением мышц и особенно стопы, которой отводил вообще главенствующую роль для спринтеров, наряду со свободой движений и первостепенным значением техники: «пока спортсмен не научится бегать – не даю ему ничего». Так оно и получилось – кто помнит бег юной Маргариты, он отличался именно упругим отскоком от дорожки («как от раскалённой плиты» – любили тогда цитировать американцев наши тренеры).

И вот этот день – 19.08.1983 – возобновление "барьерной биографии" Пономарёвой. "С листа" – личный рекорд, а на завтра – в финале – ещё один: 56,9. Марине Степановой, до этого соревновавшейся ещё два дня (забег и финал на 400) победа на барьерной дистанции досталась не так легко как на гладкой – преимущество составило полсекунды. Нам стало ясно, что на следующий год добавится не просто ещё одна соперница в стране, а вероятно, это будет главная из них, да и не только на союзном уровне. Почему ещё мы выделяем этот день в жизни Риты, да и, пожалуй, в истории близкой нам дистанции вообще? Во-первых, только что – 10 августа на первом чемпионате мира по лёгкой атлетике в Хельсинки – наши барьеристки выиграли "золото" и "серебро" в острой борьбе друг с другом (Екатерина Фесенко на одну сотую секунды опередила Анну Амбразене, в июне вернувшую в СССР рекорд мира). Их результаты (54,14 и 54,15 при рекорде 54,02), казалось бы, далеко ушли вперёд от показанных ленинградками (лучший у Степановой в 1983-м – 56,03). Но мы знали и то, что за две недели до хельсинкского триумфа будущая чемпионка мира стартовала тут же у нас, на стадионе имени Ленина и оказалась лишь пятой в финале «Всесоюзного дня бегуна, прыгуна и метателя» с 57 сек. (Степанова была второй, хотя в забеге имела 55,78). Вот тут-то и обнаруживает себя известный специалистам фактор особой сложности, коварства и капризности "круга с барьерами", на которой можно сбиться с собственного ритма бега, попав под темп или шаг бегущего по соседней дорожке соперника. Похоже, что бежавшая "частотным", 17-шаговым ритмом Фесенко попала под быстрое начало соперниц, а для её варианта это значило превышение критической предельной частоты шагов, что сказывается на второй половине, проявляясь в сбое ритма (появлении «лишнего» шага или двух с торможением скорости). Итак, сравнение "в глубину" говорило о том, что и безоговорочных фаворитов можно опережать в очных забегах (а то, что они "назначены" фаворитами, было декларировано после ЧМ решением готовившего их старшего тренера: "два места в будущей олимпийской команде-84 уже закреплены за Амбразене с Фесенко без отбора, остальным отводится шанс на единственную третью вакансию"). Суть же проблемы (и она-таки возникнет через год) заключалась в том, что две ленинградки, независимо друг от друга, уже в предолимпийском году подготовили такие варианты бега (в 15 шагов между барьерами), которые перспективны с точки зрения шансов на высшие места в мировой иерархии, которая, как следовало ожидать, станет значительно выше, чем вершины 1983-го с пределом 54 сек. (Амбразене бежала ритмом 16 шагов). Мы эту тенденцию просчитали заблаговременно во время перерыва в выступлениях, нужно было начать рискованную, но неизбежную перестройку своего бега со старых 17-шаговых на 15-шаговый (увеличить длину каждого шага на 30 см), молодым же и высокорослым бегуньям нового поколения этот вариант приходился «впору» сразу же, совпадая с их естественным беговым шагом.

Во всяком случае, первыми двумя барьеристками мира, преодолевшими рубеж 54 сек., станут в олимпийском году именно эти две ленинградки – М. Пономарёва и М. Степанова, они же победят в главных международных соревнованиях 84-го, а потому те, кто был на нашем стадионе 19-20 августа 83-го, стали свидетелями исторического эпизода – забега двух "15-шажниц" и будущих мировых лидеров. Вот только кто тогда думал, что на Олимпиаду они не попадут, и не по своей вине, несмотря на то, что будут лучшими не только в стране, но и в мире. Но об этом позже.

А вот другая знаковая цифра, связанная с тем днём, с которого мы начали рассказ о юбиляре. Ровно через 10 лет – 19 августа 1993 года – Маргарита покажет свой лучший в жизни результат. Это будет в Штутгарте на чемпионате мира, где она выиграет бронзовую медаль – 53,48 сек. Таков длинный путь до вершины, этим десяти годам предшествовали 6 легкоатлетических лет (из них 2 года со специализацией на 400 м с/б), а после лучшего сезона ещё 3 года подготовки к оказавшемуся последним 1996 году – итого ровно двадцать сезонов – лет выступлений, тренировок, пропусков, травм, перерывов, восстановлений. Пример редкого спортивного долголетия, особенно среди тех, кому довелось испытать раннюю славу юниорских побед: обычно таковые либо быстро "перегорают" от форсированной подготовки или пресыщенности лёгкими успехами теряют мотивацию, либо не отвечают требованиям сложного комплекса гармонично развитых качеств (внешних и внутренних), такой сложной дисциплины, в которой необходима и быстрота, и сила, и выносливость, и гибкость, и ловкость, и техника, и тактика, и собранность в управлении движениями, и психологическая устойчивость – и всё это на высочайшем уровне проявления в одновременных действиях. В общем, талант, трудолюбие, максималистская амбициозность, смелость, точность, интеллект. Потому рассказ о таких спортсменах как Маргарита, поучителен для многих сегодняшних коллег, последователей и единомышленников.

Восемьдесят четвёртый год принёс много и ярких, радостных событий, но и неожиданно мрачных сюрпризов. Особо экстремальные произошли 8 мая, 22 июня, 17 августа. За 10 дней до начала серии отборочных к Играм Олимпиады стартов (а объявлено, что в сборную попадут те, кто пройдёт все четыре соревнования мая-июня), когда Маргарита уже открыла сезон выполнением в Ташкенте норматива мастера спорта международного класса (55,0), пришла шокировавшая всех новость: национальный олимпийский комитет СССР решил не посылать наших спортсменов на Игры в Лос-Анджелес. Если у молодых, к тому же формально ещё не числившихся официально утверждёнными кандидатами в сборную, впереди была долгая жизнь в спорте, то для многих других это означало расставание с мечтой, лишение, возможно, единственного шанса выступить в Лос-Анджелесе. Кое-как пережив шок, по инерции продолжали тренироваться, готовясь неизвестно к чему – ведь только к концу июня обнародовали сроки и места проведения альтернативных для стран социалистического лагеря, солидарно поддержавших наш бойкот, Игр "Дружба-84". Серия "отборов" состояла из трёх соревнований в Сочи и завершающего в Киеве. Во всех конкурировали между собой наши землячки, а имевшие "карт-бланш" героини прошлого сезона присоединились к серии на двух завершающих стартах, успев до этого выступить в Италии на матче с хозяйками и польками, уступив Геновефе Блащак (55,04). Забегая вперёд, скажем, что в борьбе с внутренними соперницами они занимали в этих стартах места не выше четвёртого (Амбразене на Мемориале Знаменских в Сочи, Фесенко на Всесоюзных в Киеве), и обешанные им места в сборной (уже не олимпийской) подверглись сомнениям. К тому же Анна получила в киевском финале тяжёлую травму.

Итак, серия отборов. В её первом старте ленинградки выступили в разных видах и одержали первые победы: Пономарёва выиграла барьерную дистанцию, а Степанова опередила всех специалисток гладкого бега на 400 м. Во втором и третьем соревнованиях они обе бежали 400 м с/б, и дважды победила Степанова, а вторые места заняла Пономарёва. В ходе этих стартов они вышли на свои лучшие результаты – Марина повторила личный рекорд 5-летней давности (тогда мировой) 54,78; Рита довела личное достижение до 54,93. И вот Киев, четвёртый этап в серии отборов. На следующий день после своего 21-летия Пономарёва начинает ошеломляющую трёхдневную волну результатов: забег 54,89; через сутки в полуфинале 54,61 и, наконец, 22 июня в финале 53,58! Рекорд мира, принадлежавший Амбразене, улучшен на 0,44 с, открыт "Клуб из 54 секунд", вся дистанция пройдена в 15-шаговом ритме, внешне легко и красиво! Признаюсь, мы ожидали результата из 54с от соперниц, сами шли к такому рубежу, но уж слишком громадным оказался этот скачок, да и отрыв от соперниц - лучших в том сезоне бегуний мира из одной страны (Степанова вторая с личным рекордом 54,34; а за ней ещё трое из 55 с!). После этой сочинско-киевской серии, в которой каждой претендентке пришлось в течение месяца девять раз пробегать 400-метровую дистанцию, руководство решило не нервировать дальше первых двух барьеристок сезона, объявив, что обе они уже в команде (а ведь полгода-год назад никто из руководства сборной «не видел» их в составе). До "Дружбы" оставалось два месяца, в конце июля добирали третью участницу – это место удалось завоевать Екатерине Фесенко, подготовившейся на 54,34 в те же дни, когда ленинградкам доверили выступить за сборную страны на традиционном "Олимпийском дне" в ГДР – там Маргарита и Марина с результатами 54,36 и 54,40 уверенно обыграли принципиальных немецких соперниц во главе с Э. Фидлер, а также болгарку Р. Штереву и польку Г. Блащак. Как писала "Правда", советские барьеристки устроили на стадионе "Аэропорт" в Потсдаме «настоящий спектакль». Выходило, что за месяц до «Дружбы» вся наша тройка показала абсолютно равные секунды. И вот главный старт – женщины соревновались в Праге, Игры Олимпиады-1984 уже закончились, и сюда приехали некоторые участники, даже чемпионки из США и ФРГ. Кстати, первой в истории олимпийской чемпионкой на 400 м с/б там стала марокканка Наваль эль Мутавакиль – 54,61. Наши ответили в Праге: Степанова – 53,67 (по первой дорожке с квадратной бровкой) и весь пьедестал советский («серебро» у Фесенко – 54,42; "бронза" у Пономарёвой – 54,65). Вместо Ленинграда золотая олимпийская медаль отправилась на север Африки, но авторитетные эксперты "Трэк энд филд" в традиционном "рэнкинге" за сезон в мире поставили под № 1 и 2 Степанову и Пономарёву.

После 1984-го в прессе писали, что для молодой рекордсменки это только начало, её главные победы впереди, в том числе и на Играх Олимпиад (да и не на одних). Но следующий четырёхлетний цикл оказался не столь радужным. Лучшие результаты по годам были: 55,48 (1985), 54,57 (86), 54,58 (87), 54,95 (88), да и выступления на главных стартах за сборную не всегда удовлетворяли руководителей: 6-е место на Кубке мира-85, 8-е на чемпионате Европы-86, 9-е на чемпионате мира-87… В общем, в олимпийский Сеул Пономарёва не попала. А тем временем соперницы продолжали подъём. В 1985-м вдруг перешла на барьерную дистанцию одна из сильнейших в мире "гладких" 400-метровичек Сабина Буш: в июне у себя дома она опередила наших ленинградок на матче ГДР-СССР, а 22 сентября – в тот день, когда они побеждали на матче СССР-США-Япония американок, в Берлине на три сотых улучшила мировой рекорд. Появился новый стимул, и в 1986-м Марине Степановой покорился рубеж "53 сек.". Она дважды устанавливала рекорды мира: 53,32 в Штутгарте в очной борьбе на ЧЕ с Буш и 52,94 в Ташкенте на Спартакиаде народов СССР, семь раз за сезон выбегала из 54 сек., в том числе один из 53-х. В обоих рекордных забегах ей помогала и Маргарита, а кроме того, они вместе вновь победили американок на первых Играх Доброй воли, были впереди других на Мемориале Знаменских и чемпионате СССР (в этих трёх соревнованиях Степанова финишировала первой, Пономарёва дважды была второй). Тем же летом они вместе, быстро пробежав второй и третий этапы (в связке быстрее 100 секунд), вытянули сборную Ленинграда на второе место киевского чемпионата страны в эстафете 4х400 м, и как потом (через 6 лет) выяснилось, результату этой нашей команды (вместе с барьеристкой Ольгой Назаровой на первом этапе и Ларисой Лесных на четвёртом) суждено было стать первым в истории современной России национальным рекордом.

В 1988-м, когда Степанова закончила выступать, лидерство в стране захватила минчанка Татьяна Ледовская. Она ворвалась в мировую элиту также неожиданно, как и Рита четырьмя годами ранее. В Сеуле Татьяна завоевала "серебро" (уступив 0,01с чемпионке Д. Флинтофф из Австралии), а в следующие 4 года была лучшей в стране (три года подряд чемпионка СССР) и лучшей из советских барьеристок на главных международных стартах (чемпионка Европы-90, чемпионка мира-91, вторая на Кубке мира-89 и четвёртая на Играх Олимпиады-92).

Не считал этичным спрашивать у Риты, довлел ли над ней в те годы ранний и феноменальный рекорд, к которому не удавалось приблизиться. Ведь она умела и абстрагироваться от ненужной ей информации или эмоций и высказываний, к тому же имела собственное суждение по деталям техники и тренировки, уверенность в своей правоте и силах. Но ведь окружение в лице спортивной прессы и легкоатлетического руководства навязывало своё мнение без учёта сложной психологической ситуации, обрушившейся на неё и славы, и ответственности, взвалившейся грузом на юную девушку и малоопытную спортсменку как на объявленного лидера на годы вперёд, требований повседневного соответствия уровню, на который мгновенно вознёс её тот киевский успех 84-го. Немало ведь известно примеров, когда ранний резкий взлёт к лучам Солнца славы опалял крылья юного дарования, вовсе не готового к моральному и психологическому бремени круто возросшего статуса и становящегося надолго, а то и навсегда, заложником своей неожиданно быстро взятой высочайшей вершины.

Во всяком случае, реалии конца 1980-х вынуждали Пономарёву что-то менять в своей дальнейшей спортивной жизни. Для меня, в то время отвечавшего в сборной за бег на 400м с/б, этот рубеж перехода от 80-х годов к 90-м представляется новым этапом в карьере Маргариты. После 89-го, в котором она снова показала свои ставшие стабильными 54,98 (на чемпионате страны в Горьком, уступив Ледовской 0,13с), выиграла Всемирную Универсиаду в Дуйсбурге (57,03) и сделала "операцию на сухожилиях правого голеностопа, травмы которого преследовали её последние 3 года" (цитирую Ярополка Петровича Сидорова, к которому она в очередной раз вернулась), они с тренером начали абсолютно не похожий на всё предыдущее тренировочный труд.

За Маргаритой как-то закрепилась репутация сверходарённой спортсменки, предпочитающей лёгкие тренировки в ожидании вдохновения и эмоционального всплеска на старте, да и бег высокорослой и элегантной девушки "на высокой стопе" был внешне ненапряжённым, всё это создавало впечатление о большом потенциале возможностей, которые она могла бы реализовать, "тренируясь упорнее и серьёзнее" (так утверждали и советовали эксперты). Однако те немногочисленные коллеги, что наблюдали за их с тренером работой на многочисленных совместных сборах, видели, как теперь барьеристка настойчиво проходила несколько полных циклов знаменитых "сидоровских" специальных работ, требующих умения "терпеть". Например, сдвоенные тренировки гликолитической направленности: 2х600 (500) м через 10 минут и на следующий день 3 серии по 3-4 раза 10 м через 30 секунд отдыха. Мало кто отметил, что ещё в 1988-м Пономарёва пробегала в Москве в зимних соревнованиях с сильными советскими "гладкими" бегуньями дистанцию 500 м (1.09,35). А в другие дни тренер планировал набегать 10 км барьерных отрезков за двухнедельный сбор. Что же касается любимых "Ритиных" 100- и 150-метровых отрезков, то 10-12 повторений их с малыми интервалами по 22-19,5 сек. было делом обычным, почти повседневным. Такую работу с удовольствием она делала и в предыдущие годы, просто никогда не любила тренироваться "на публике", особенно, если это трудная работа – на длинных отрезках или на технику. Урок её долгих лет в спорте полезен и тем, что он иллюстрирует вечную проблему "фундамента" и "плодов" в тренировочной работе. Заложив базу физических качеств годом (годами), а не неделями (как «умеют» футболисты), можно её реализовать в последующем сезоне, бегая на скорости и свежести. Когда такой год подкреплён результатом, да к тому же проходит в комфортной, эмоционально-позитивной обстановке радостного общения с партнёрами по группе и заботливым весёлым наставником, у атлета создаётся мнение: "Наконец-то я нашёл свою, подходящую мне работу". Но так длится недолго, наступает "феномен второго года", и если спортсмен аналитически мыслит, он понимает, что пора снова "пахать". На стыке 80-90-х Маргарита по-настоящему повзрослела как спортсменка высокого уровня и профессионализма. В эти годы мы на всех сборах проживали вместе с Сидоровым, и я «открывал» для себя совсем "неизвестного" или нового Ярополка Петровича. Сидоров рассматривал четыре варианта "ритмовых рисунков" бега, которыми необходимо овладеть в дополнение к двум, которые она уже освоила, чтобы уверенно выбирать нужный из них в зависимости от трёх условий соревнования (готовность, дорожка, погода) и независимо от вариантов бега соперниц. Это тоже проблема времени. Наконец, тренер ставил условия и к руководству: чтобы достигнуть планируемого результата, нужен гарантированный календарь многочисленных соревнований высокого уровня в течение сезона. Процитирую и такую характеристику: "Маргарита – натура музыкальная, поэтому она хорошо чувствует ритм, может воспроизводить разные ритмы. Она из тех немногих людей, которые ощущают своё тело в пространстве, и может "попасть в себя". Спортсменка обладает очень сильными мышцами стопы и голени и очень хорошей подвижностью стопы. Это позволяет ей достаточно легко варьировать длину шага на отрезках до 200 м: от 215 до 250 см. Подтягивание силы мышц бедра и таза, брюшного пресса и спины позволит варьировать длину шагов на отрезках свыше 200 м, в идеале до 500 м, сохраняя ощущения тела до конца дистанции". На необходимое укрепление силы тренер отводил ближайшие полгода. Но в творческом процессе нельзя спланировать дату наступления желаемых проявлений, на которые нацелен процесс созидания, невозможно гарантировать и успех, как бы того ни хотели или требовали чиновники, управляющие вложением средств в плановое хозяйство вверенной им отрасли. Об этом говорил и физик Пётр Леонидович Капица, и режиссёры (Константин Сергеевич Станиславский или Георгий Александрович Товстоногов), и великий тренер Виктор Ильич Алексеев.

Так вышло и у Сидорова с Пономарёвой в 1990-м. На чемпионате СССР в Киеве она финишировала четвёртой (56,40), хотя её результат в забеге 55,72 позволял занять второе место в финале. И как бы я сам ни желал успеха ей, видя трудовые будни, слово, данное мною как старшим тренером коллегам перед сезоном о строгом соблюдении спортивного принципа при отборе на Игры Доброй воли в Сиэтл, сдержал. Маргарите пришлось вместо США соревноваться на командном чемпионате страны в Брянске, и победив там (55,97), она дала право главному тренеру всей сборной принять решение о замене состава команды на чемпионат Европы: на него Рита поехала вместе с двумя барьеристками, которые в Сиэтле также не выступали. Там, в Сплите в конце сезона ей удалось пробиться в финал и занять пятое место, показав свой лучший за год результат 55,22 и опередив англичанку, будущую обладательницу всех титулов (чемпионку ОИ, мира, Европы, рекордсменку мира) Салли Ганнелл. Наступал самый успешный этап в жизни Пономарёвой – три сезона подряд 1991-93.

Ещё несколько слов Сидорова об ученице. "Маргарите свойственно найти оптимальные усилия. По натуре она осторожна, вдумчива, стеснительна, не любит выглядеть незнающей и неумеющей. Поэтому она не любит тренироваться на людях, когда идёт отработка чего-то нового. На людях она любит появляться, когда у неё всё хорошо и можно покрасоваться и показать себя. А это она может, так как не многим людям доступно владеть своим телом на беговой дорожке. Эта лёгкость во владении своим телом очень обманчива, и у некоторых складывается впечатление, что спортсменка не очень старается, но это не так. И если она начинает где-то сбиваться или проигрывать на финише, то это не результат нежелания бороться до конца, а результат недостаточного развития специальной и силовой выносливости, а также техники. Та лёгкость, с которой ей всё легко достаётся, имеет свои проблемы. Спортсменка не обращает внимания и не контролирует своих конечностей. Для неё достаточно, чтобы было красиво, а надо ещё, чтобы было оптимально и рационально. Убедить её в этом моя задача, сориентировать её на контроль положения частей тела. Ей свойственно это, главное понять, что это необходимо и приведёт к экономии энергии на первой половине дистанции и позволит реализовать себя на финише». Вот такой тонкий анализ, такая глубокая оценка, такая вера в талант и готовность к новому пути ученицы. А пока мы ежедневно, начиная с мартовского сбора, выходили на поле стадиона в Леселидзе, молча отмеряли десять кругов бега, а после двухразовых тренировок и ужина Сидоров шёл делать массаж спортсменке, по завершении чего около полуночи мы с ним шли купаться в Чёрном море… 1991-й начался зимними стартами на гладких 400 м, в которых Пономарёва, заняв четвёртое место на чемпионате СССР под крышей ЦСКА (53,55), выступала за эстафетную сборную СССР 4х400 м. Сначала наша четвёрка в Париже на "матче шести наций" установила мировой рекорд для закрытых помещений (Рита пробежала свой этап за 52,2 "с хода"), а затем завоевала серебряные медали на чемпионате мира в манеже Севильи (её же этап 51,9). Летом она продолжила успешные старты в гладком беге, установив личный рекорд на 400 м (51,10) и внеся вклад в победу эстафетного квартета СССР на Кубке Европы во Франкфурте в конце июня. Но самое главное – там же ей удалось, наконец-то победить на своей дистанции в крупном международном старте. До этого были выигрыши нескольких матчей двух-трёх сборных (в Италии, Японии), а теперь с результатом 54,42 сек. она опередила англичанку Салли Ганнелл. Этот год принёс и опыт многократных стартов в календаре "Гран при", что для наших барьеристок прежде было недоступно. Эксперимент показал, как трудно сочетать постоянные переезды с однократными забегами в десятках городов мира с главными стартами сезона, проводящимися в три круга. Если с июня по август она улучшала результат с 54,68 до 54,08 (таков был её лучший показатель 1991-го 7 августа в Цюрихе), при этом одержав победы в Братиславе, Москве ("Знаменские" входили в "Гран при"), Лилле, Стокгольме, а между ними и во Франкфурте, то на чемпионате мира в Токио в конце августа Пономарёва пробилась в финал (55,22 в полуфинале), но была там восьмой – 55,27 (победила Ледовская 53,11; за ней Ганнелл 53,16). В сентябре она закончила сезон стартами в Кёльне и Брюсселе (финал Гран при) на уровне 55,80-55,48 и в итоге заняла третье место в общем зачёте приза за год, пропустив вперёд только Фармер-Патрик и Ганнелл. В этой впервые опробованной серии результат не рос однонаправлено – бывали и забеги на 55,20-55,75 – и это привычные для дистанции колебания – они доходят в течение сезона и до трёх секунд с лищним, поскольку помимо физических кондиций решающее значение приобретают ритм бега, ветер по кругу (банальность «ветер для всех одинаков» бегунам на 400с/б с разными ритмами абсолютно не пригоден), окружение соперниц с различиями в темпах и шагах. Важно было извлечь уроки.

Олимпийский год Маргарита провела на небывало стабильном уровне более высоких результатов. Одиннадцать раз за лето (4 в июне и 7 в августе) она показала результат лучше 55 сек., из них три раза быстрее 54 (этот рубеж, как помним, до того ей удалось преодолеть только один раз в жизни 8 лет назад). То, о чём мечтал и просил Сидоров, реализовалось: Маргарита показала лучшие свои секунды в 9 разных городах мира на лучших стадионах и в сильнейшем окружении соперниц – Сен-Дени, Севилья, Монте-Карло, Цюрих, Копенгаген, Брюссель… Два из одиннадцати лучших забегов пришлись на Москву (где она, показав 54,03 сек., впервые стала чемпионкой страны, хотя и с уникальным, только один год просуществовавшим названием СНГ – таковых в Петербурге лишь четыре легкоатлета – зимние чемпионы Александр Багаев и Игорь Никулин, летние Наталья Артёмова и Маргарита Пономарёва). Ещё два – на олимпийскую столицу-92 Барселону (эти Игры оказались единственными в жизни Пономарёвой, хотя реальным должно было стать участие её на четырёх Олимпиадах). Лучший результат сезона у неё был 53,66 (Берлин, 21 августа). А что до главного старта, то в олимпийском финале, куда пробились все три наши барьеристки в необычной тёмно-зелёной форме "объединённой команды" под олимпийским, а не государственным флагом, Маргарита финишировала шестой – 54,83. Пятое место с таким же результатом заняла петербурженка Вера Ордина, а Татьяна Ледовская при равных секундах с американкой Джэйнин Виккерс (54,31). Чемпионка – Салли Ганнелл (53,23), вторая Сандра Фармер-Патрик, выступавшая ещё в Москве на Играх Доброй воли-86 за Ямайку, а теперь за США. В полуфинале же за двое суток до финала Пономарёва показала 53,98 (третье время на Играх вообще). В нескольких стартах августа после Олимпийских игр Маргарита сумела опередить хотя бы по разу и Ганнелл, и Патрик, и Виккерс, и Ледовскую, и Ордину, а в Цюрихе через 2 недели после барселонских Игр – сразу всю эту пятёрку, которая была впереди её на Олимпиаде. В конце сезона ей доверили выступить за СНГ в Гаване на Кубке мира: 3-е место 56,46 (1-е у Фармер-Патрик) и 2-е в эстафете.

Проблему череды коммерческих (но не заменимых никакой тренировкой, высших в спортивном отношении) стартов и основного в году соревнования всё-таки решить удалось в 93-м. Чемпионат мира в Штутгарте (четвёртый в истории и третий для Маргариты) принёс не только новый рекорд планеты (прежний – 52,94 – Марины Степановой простоял семь лет, и здесь его превысили и С. Ганнелл 52,74 и С. Фармер-Патрик 52,79), но и бронзовую медаль с личным рекордом – 53,48 – Пономарёвой, а также серебряную медаль за эстафету 4х400 м, где она в команде во главе с Ириной Приваловой пробежала свой этап за 49,78 (этот рекорд России 3.18,38 держится до сих пор). Наконец-то в трёхкруговом главном международном соревновании ей удалось показать лучший свой бег в очной финальной борьбе с лучшими бегуньями мира в самом быстром забеге за всю историю спорта, выдержав освоенный ею более эффективный смешанный вариант ритма бега со сменой количества шагов на финишной прямой.

В 1993 году Пономарёва шла к личному рекорду и медалям мирового чемпионата, показывая по ходу сезона результаты 55,71-55,05 до него (Севилья, Москва) и 54,32-55,92 после (Кёльн, Цюрих, Монте-Карло, Берлин, Брюссель, Лондон). Места во всех этих соревнованиях занимала от 3 до 5-го, в заключительном – финале Гран при в Лондоне 4-е (10 сентября 55,09). В карьере Маргариты Пономарёвой был ещё один этап. Пропустив весь 1994-й год, она вернулась на дорожку в 95-м, показав на "Встречах доброй воли" в Петербурге 59,76 (3-е место). К олимпийскому году она готовилась с тренером Юрием Александровичем Полевым. Летом Маргарита стартовала в родном городе дважды: сначала выиграла на международные "Встречи доброй воли" (55,20); а через неделю вторично завладела "золотом" чемпионата страны (но в 92-м – СНГ, а теперь – России). Знаменательно, что петербурженки – хозяйки чемпионата (а он проходил на том же стадионе, с событий на котором начинался наш рассказ, только название сменилось на "Петровский") установили уникальный рекорд, заняв во главе с М. Пономарёвой (55,04) первые пять мест в беге на 400 м с/б, подтвердив репутацию передового центра бега на эту дистанцию в нашем городе. На этом была поставлена точка в долгой и драматичной, а в итоге замечательной, поучительной и многоцветной спортивной биографии июньского юбиляра.

Вячеслав Степанов, заслуженный тренер СССР, профессор ("Пенальти", № 6-2018)."

Комментарии