К основному контенту

Вера Яковлевна Комисова

Вера Яковлевна Комисова родилась в Ленинграде 11 июня 1953 года. Заслуженный мастер спорта СССР, кавалер ордена Трудового Красного Знамени.

Публикуем статью о В. Я. Комисовой "Барьеристка, о которой тренер мог только мечтать" из книги О. Мелехиной "ПЕРВЫЙ В РОССИИ РАБОЧИЙ СПОРТКЛУБ (100 лет СК "КИРОВЕЦ")".



"Воспитанница СК "Кировец" Вера Яковлевна Комисова внесла в копилку советского и российского спорта огромное количество наград. Выступая за ДСО "Зенит", сборные Ленинграда и СССР, она неоднократно одерживала победу, завоевывала серебряные и бронзовые награды в соревнованиях на Кубки мира и СССР, Всемирной универсиады в беге на короткие дистанции и в эстафетном беге. В 1980 году, участвуя в Играх XXII Олимпиады, проходившей в Москве, эта спортсменка завоевала чемпионский титул в беге на 100 м с барьерами. Помимо золотой, она принесла тогда нашей олимпийской сборной еще и серебряную медаль, успешно выступив в эстафете 4х100 м. Сегодня ей, конечно, уже нелегко восстановить в памяти все мельчайшие подробности соревнований, вознесших ее на вершину Олимпа. Ведь как-никак почти тридцать четыре года минуло. Но все же Вера Яковлевна смогла вспомнить много интересного.



Например, то, что во время выхода на спортивную арену она "отключалась от всего", что могло бы ее отвлечь от бега. Не замечала трибун, на одной из которых сидел и переживал за нее, ничуть не меньше чем она сама, ее муж. И даже рев болельщиков после выстрела стартового пистолета слышала лишь первую пару секунд, а потом слух у нее словно пропал. Вообще, она умела предельно концентрироваться - необходимое условие для того, чтобы не "смазать" первый шаг. "Чуть выше или чуть ниже поднимешься на старте - и можно оплошать, - поясняет Вера Яковлевна. - До первого барьера - 13 м, и нужно было уложиться ровно в 7 шагов - гарантия того, что первый барьер будет взят нормально и попадешь в определенный ритм, а потом и финиша достигнешь благополучно. В противном случае - сделать это крайне сложно".

Два дня до решающего финального старта проводились предварительные соревнования, четверть- и полуфиналы. На старт участницы выходили не одновременно все вместе, а группами. Одна уже бежала, другая только шла к старту, третья ждала выхода на запасном поле. Вере Комисовой психологически тяжело давался каждый выход. Результаты тех, кто уже пробежал, были неизвестны: протоколы вывешивали не сразу. Но, тем не менее, из 30 с лишним участниц она дошла до финала в числе еще 7 спортсменок, из которых две представляли нашу сборную - Ирина Литовченко и Татьяна Анисимова. Последняя, правда, из-за травмы не смогла выйти на заключительный забег.





В финале беговая дорожка В.Комисовой оказалась рядом с той, по которой бежала тогдашняя рекордсменка мира, польская барьеристка Г. Рабштынь, сразу же вырвавшаяся вперед. А когда она вдруг исчезла из поля зрения Комисовой, та решила, что, наверное, был фальстарт, а значит, придется вернуться и еще раз бежать. Ей и в голову не пришло, что она оставила позади себя и знаменитую польку, и других сильнейших соперниц. "Даже стоя на пьедестале, я все еще не верила, что победила на Олимпиаде. Мой результат - 12,56 секунды - был ниже установленного ранее мирового рекорда Гражины Рабштынь - 12,36 секунды", - честно признается эта скромная женщина, до сих пор полагая, что ей тогда невероятно повезло. Но только ли дело в счастливом случае? Разумеется, нет. Вот как пишет об этой победе и о самой победительнице ее тренер Борис Филиппович Щенников ("Легкая атлетика", №3 за 1981 год): "Конечно, Вере было трудно. Олимпийское напряжение выматывало душу и нервы. А ведь мы продолжали интенсивно тренироваться, и порой Вера не выдерживала: "Сегодня я не хочу и не могу бежать барьеры. Надоело!" - "Хорошо, - говорю я ей, - я тоже устал. Если не хочешь сегодня бежать барьеры, не надо. Только тогда отложи свою мечту об олимпийской победе до другого раза". И, стиснув зубы, Вера снова шла к старту, чтобы в тысячный раз повторить набившее оскомину "проклятое" упражнение. Мы разминались даже в день первого старта, и на забег она пришла как на четвертьфинал. Дело в том, что Вера умеет настраиваться на сильных соперниц, а в забеге ей пришлось стартовать с Лангер и сильной барьеристкой из ГДР К. Клаус. Важно было сразу доказать соперницам свою силу. Вера выиграла забег с результатом 12,67, и это время оказалось лучшим. В полуфинале Комисова бежала только на выигрыш, памятуя о том, что через два часа предстояло бежать в финале. Польская же барьеристка мировая рекордсменка Гражина Рабштынь, видимо, совершила ошибку, пробежав в полуфинале во всю силу - 12,64. В финале она была лишь пятой... На финал мы с Верой запланировали результат 12,55, и она "не дотянула" до плана всего 0,01 секунды. Но и этого хватило для бесспорной победы. Надо ли говорить, как мы были счастливы! Функциональная, беговая и барьерная подготовка Комисовой была так высока, что уже после Олимпиады она установила всесоюзный рекорд в барьерном беге и стала чемпионкой СССР и в спринте, и в барьерном беге на 100 м".

Вера Комисова, олимпийская чемпионка в беге на 100 м с/б. Москва, 1980

Вера Комисова, серебряный призёр олимпийской эстафеты 4ч100 м (первый этап). Москва, 1980

Кстати, именно Б. Ф. Щенников первый разглядел в Вере Комисовой задатки выдающейся спортсменки и чемпионки Олимпийских игр. Вера поначалу тренировалась у А. М. Нотмана, воспитавшего целую плеяду замечательных спортсменов, в том числе и кировцев. К нему в легкоатлетическую секцию 9-летнюю Веру, росшую настоящей "оторвой", привел старший брат в надежде, что ее неуемную энергию здесь направят в нужное русло и не дадут девчонке совсем отбиться от рук. Расчет оказался верным. Привыкшая водиться с пацанами, Вера быстро освоилась в секции, где большинство составляли мальчишки, и с удовольствием стала заниматься разными видами легкой атлетики, со временем все больше отдавая предпочтение спринту.



Причем в силу своего бойцовского характера стремилась еще и утереть нос сильному полу. Однажды Аллан Михайлович подошел к ней после занятий и сказал: "Вера, с тобой хочет заниматься специалист по барьерному бегу...". Так в ее жизни появился новый тренер. Было это в 1975 году. Вере к тому времени исполнилось 22 года. Но Борис Филиппович заметил ее еще в 1972-м. Вот как он сам рассказывал об этом: "У тренеров есть такое понятие - боязнь барьеров. Что поделаешь, многие страдают этим "недугом"... Конечно, спортсменка может собрать в кулак всю свою волю и пробежать дистанцию в соревнованиях. Но ведь настоящая барьеристка должна преодолевать каждый день по 100-150 препятствий. И если каждый раз ей нужно мобилизовывать все свои моральные силы, то на это никакой нервной энергии не хватит! Поэтому мы и придаем такое большое значение особой, "барьерной" смелости. Ведь на умении спортсменки рискнуть, пройти как можно ниже над барьером строится вся техника преодоления препятствий. Вот почему так сложно найти настоящую барьеристку. В 1972 году я увидел такую девушку. Ее звали Вера Никитина (девичья фамилия Комисовой О. М.)... меня сразу подкупила та дерзость и смелость, с какими Вера атаковала препятствия. Я каким-то "абстрактным" зрением представил себе Никитину лишенной технических недостатков, а представив, понял, что это и есть та барьеристка, о которой тренер может только мечтать. Понял и тут же попросил Нотмана передать Веру в мою группу. Он согласился не сразу, но обещал подумать над этим предложением. К сожалению, этот разговор был продолжен лишь через 3 года... Вера серьезно заболела. Приговор врачей был суровым: не больше трех тренировок в неделю и не больше двух соревнований за сезон... Возможно, будь на месте Веры другая спортсменка, ее спортивная карьера была бы закончена. Но девушка не упала духом, не стушевалась, не опустила руки. И здесь мне хочется сказать самые добрые слова в адрес Аллана Михайловича. Он продолжал работать с Верой очень бережно, одновременно подбадривая ее, вселяя надежду на то, что болезнь - явление временное, что здоровье победит и у нее еще будут успехи в спорте. А в начале 1975 года, когда здоровье спортсменки позволило снова тренироваться по-настоящему, он вспомнил о нашей беседе, и Вера продолжила спортивное совершенствование в моей группе".

Поначалу Комисовой перемена в ее спортивной жизни пришлась не по душе. Не нравилось, что у Щенникова занимались одни девушки, чьим обществом она немного тяготилась. Но мало-помалу привыкла. Ее наставник, будучи хорошим психологом и талантливым тренером, сумел найти подход к своей подопечной, увлек ее мечтой - стать олимпийской чемпионкой. К этому моменту Вера имела уже довольно большой тренировочный стаж. Пробегала 100 м за 11,9 с и 100 м с барьерами за 13,8 с. Норматив мастера спорта она выполнила в 1976 году, пробежав 100 м с барьерами за 13,4 с.




С самого начала Щенников поставил перед ней очень амбициозные задачи: войти в состав сборной команды СССР и постараться стать не просто участницей XXII Олимпийских игр в Москве, а их чемпионкой. Он говорил ей: "Олимпиада в Монреале - не твоя. Не успеем подготовиться. А вот следующая - это твой шанс". Конечно, достижение такой цели требовало от спортсменки колоссальной самоотдачи в течение ближайших пяти лет. При этом нельзя было забывать и о здоровье, своевременных врачебных осмотрах, профилактических курсах. И тот факт, что ее самочувствие, несмотря на очень напряженные тренировки, улучшалось, она не получила травм, тоже говорит о многом. Постепенно Вера смогла тренироваться по 6 раз в неделю, затем начались двухразовые и трехразовые занятия в день. Через три года Комисова в условиях тренировочного сбора спокойно выдерживала 16 тренировок в неделю! Она не обманула ожиданий, которые возлагал на нее наставник, и действительно оказалась барьеристкой, о какой тренер может только мечтать. После московской Олимпиады Вера Комисова установила всесоюзный рекорд (12,39 с) в барьерном беге, продержавшийся более 10 лет, и стала чемпионкой СССР и в спринте, и в барьерном беге на 100 м.

Потом, в связи с рождением дочери, ей пришлось ненадолго оставить спорт. А когда вернулась к тренировкам, было желание поскорее наверстать упущенное. Однако слишком быстрое восстановление прежней физической формы, к сожалению, обернулось травмой, которая преградила путь к новым достижениям в большом спорте. И Комисова от практических занятий перешла к теоретическим, в аудиториях Ленинградского института физической культуры им. П. Ф.Лесгафта. Долгое время она преподавала на кафедре физической культуры РГПУ им. А. И. Герцена. А после ухода на заслуженный отдых, поняла, что без дела сидеть не может, и устроилась на работу в СК "Кировец", где помогает организовывать и проводить различные спортивные соревнования. И, думается, уже само присутствие на заводских спартакиадах олимпийской чемпионки способно воодушевить неравнодушных к истории спорта кировцев, вселить победный дух в участников соревнований!"

Комментарии